Добро пожаловать в «Сейдо»!
«Сейдо» — это камерный ролевой проект в сеттинге классической японской школы с отношениями, драмой, высоким рейтингом и здоровой толикой экспериментов!

Жанр: романтика, комедия, драма.
Рейтинг: R (18+).
Стилистика: рисованная, аниме.

Полезные ссылки:
FAQ и гостевая; ► Правила; ► Класс I-A; ► I-B;
Школа Сейдо; ► Клубы Сейдо; ► Город Кёя;
Как жить без анкет; ► Шаблон эпизода.

Последние новости:
01.06. Игровое время - июнь 2019 года. Вы так же можете присоединиться к школьной поездке на горячие источники.
Задорная гифочка!

Старшая школа «Сейдо»

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Старшая школа «Сейдо» » Настоящее время: апрель » [✓][Q] 01.04.2019 г. — «Церемония поступления»


[✓][Q] 01.04.2019 г. — «Церемония поступления»

Сообщений 1 страница 50 из 130

1

http://forumstatic.ru/files/001a/1d/50/86555.webp
Церемония поступления
вход для учеников и учителей школы Сейдо свободный.


7:30 — 8:25.

Раннее утро.
На всех градусниках Кёи приятные новости — 16°C. Ветра нет, а лёгкая облачность — не помеха яркому, пускай и не слишком тёплому, солнцу. Одним словом, погода отличная.
Вопреки опасением директора, сакуры хоть и подзадержались с цветением, но аккурат за день до церемонии первые цветки всё-таки появились на ветвях. Иное считалось дурным знаком — последний раз сакуры не расцветали первого апреля лишь в сорок пятом году.

Ворота школы ныне открыты, а значит — каждому ученику, одетому в форму Сейдо, дорога открыта.
Охранники, две пары неприметных мужчин в форме, отдалённо напоминающей полицейскую, бдят тщательно и никого лишнего не пропускают. Кроме, разумеется, родственников и, в некоторых случаях, друзей учеников.

Специально для этого события каждый студент получил памятку:
1. Обязательно надеть летнюю форму школы (её уже выдали родителям, а те, надо полагать, отдали одежду детям).
Иначе охранники внутрь не пропустят.
2. На стендах около главного входа найти своё имя в классе, а затем — нужный кабинет, и там дождаться классного руководителя.
Сделать это надлежит до 8:30, поскольку в это время ваш учитель начнёт рассказывать о том, как пройдёт церемония поступления. Именно классный руководитель станет дальнейшим гидом вашего первого дня в стенах Сейдо.
3. Приготовиться! Впереди — три замечательных учебных года, которые, скорее всего, определят вашу дальнейшую жизнь. Следовательно, стоит постараться!
Совсем ничего сложного.

В случае с Антоном, классным руководителем класса I-B, всё звучало немного иначе.
Ему надлежало зайти в кабинет к директору в 8:05, вместе с остальными классными руководителями, для получения дальнейшего инструктажа.
Парадную форму, а именно — береты и фуражки, Антону выдали ещё три дня назад, в пятницу; надо полагать, он оставил их где-то в классе. А может и нет.

Ёшимуре Хаято, в свою очередь, следовало зайти в кабинет директора позже — в 8:30.
До этого времени он мог делать то, что посчитает нужным.

Пара нюансов

• В каждом последующем сообщении от игрового мастера, то есть — меня, будет указан диапазон времени, в котором происходят события, описанные игроками. Его нельзя игнорировать, и продолжить болтать в классе с новыми друзьями, когда часы уже пробили за 9:00 — не выйдет.
• В эпизоде может принять участие каждый ученик класса, и так как игроков может быть достаточно много, вы можете не ждать очереди игрока, который никак не задействован в вашей игре; например, если Рей и Рикка болтают исключительно промеж собой, им не нужно учитывать действия Рёмо, пока тот не вторгнется в их пространство.
• Добро пожаловать!

+3

2

5:46 утра. Первые лучи солнца несмело коснулись персиковых занавесок. Сквозь маленькую щель свет пробился в комнату и возвестил о приходе нового дня. Сейчиро поморщился и приоткрыл один глаз, чтобы справиться о необходимости вставать. Но время ещё не пришло. Он повернулся на другой бок, машинально прикрыв голову одеялом.
В следующий раз юноша проснулся в 6:18. Тишину разрезал звук бьющейся посуды. Грохот тотчас выдернул Китамура-куна из цепких лап Баку, пожирателя снов. Кошмары уже несколько недель мучили бедного парня: оттого он и не хотел просыпаться. Иной раз перед ответственным днём он встал бы совсем рано. Однако небывалый тремор держал его нервы в постоянном напряжении даже ночью, рисуя разные ситуации, которые были парню не по плечу. В этот раз Сей не растягивался на кровати и не привыкал к комнатному микроклимату. Он даже не взглянул на часы. Соскочил с кровати и забарабанил ногами по полу. Необходимо отметить, что его комната была самой обыкновенной. Современная кровать, полки с книгами, компьютерный стол, навороченный ноутбук. Только стоило владельцу открыть дверь и выскочить за её пределы, как он тут же оказывался в ином мире. Классический двухэтажный деревянный дом. Узкая лестница, а там — внизу — полупустые комнаты, в которых не было ничего лишнего. Никакого намёка на современную эпоху. Тот же телевизор был хорошо спрятан в настенном шкафу. Сейчиро сам не заметил, как оказался на кухне в майке и трусах. Госпожа Наоки Китамура дрожащими руками держала подол своего повседневного кимоно. Обеспокоенный взгляд тут же пробежался по всей кухне. Ничего выбивающегося на первый взгляд, кроме остатков мисосиру на полу и разбитой суповой чаши.
Ты в порядке? — слегка дрожащим спросонья голосом спросил Сей. Бабушка была его единственным опекуном. Они уже десять долгих лет жили только вдвоём, и других членов семьи у парня не было. Случись с ней что, непонятно где он окажется. Юнец, конечно, главным образом волновался не за свою судьбу, но оказаться сиротой в таком возрасте ему совсем не хотелось.
Да, прости. Я поторопилась, — сдерживая испуг ответила Наоки. Дама преклонного возраста даже не подняла глаза. С пристыжённым видом она осматривала надорванную тёмно-зеленую ткань, — Собирайся скорее, у тебя мало времени. Надо приехать пораньше. Я тебя провожу.
Нет, — отрезал Сейчиро, — Сядь, я всё уберу.
Прошло десять минут. Сей протёр пол, свалил осколки в пакет и вынес его за пределы дома в мусорный контейнер. Он наспех позавтракал, словно это был ничем не примечательный день, да поднялся в комнату. На стуле висел с вечера заготовленный портфель. На краешке стола — аккуратно сложенная форма школы Сейдо. Сейчиро впопыхах застегнул гакуран, поправил воротник и выбежал вниз. Наоки уже сидела на татами и штопала порванное кимоно. Она вежливо попрощалась и пожелала удачи, но конец фразы явился Сейчиро приглушённым обрывком, потому что до станции ему пришлось добираться бегом.

6:50. Женский голос озвучил маршрут и предупредил о закрывающихся дверях электрички. Китамура еле успел, ведь всё с самой ночи шло наперекосяк. Теперь в его распоряжении было целых спокойных пятьдесят минут. В вагоне находились и другие ученики школы Сейдо, но парень с ореховыми глазами не заинтересовался ими и, сев где-то в углу, вставил в уши наушники. Медитативная музыка помогла ему расслабиться. Где-то с полчаса он даже успел поспать. Недолгая дорога вослед за общим потоком и вот, он уже у ворот.

Ученик первого класса был готов войти, но вежливый оклик сзади его задержал. Охранник лет сорока наказал Сейчиро либо снять, либо застегнуть гакуран на все пуговицы. Светловолосый юноша уже и забыл, что от утренней беготни ему стало жарко и он полностью расстегнулся в поезде. Так вот почему он поймал на себе пару скользких взглядов на станции? Теперь понятно. Парнишка решил застегнуться, ведь, всё-таки, это его первый день в новой школе. К тому же, на улице было не слишком жарко, этого не изменит никакая пунцовая краска на лице. На часах было 7:52. Китамура слегка опоздал, перед воротами школы было довольно много народу, а к большому стенду с именами и классами вовсе пришлось проталкиваться. "Китамура-Китамура", — ореховый взгляд судорожно бегал по рядам I классов, "Китамура Сейчиро, I-B. Что ж, надеюсь, это будет хорошее время". Школьник ещё немного постоял перед стендом. В списке он увидел довольно необычное имя и попытался тихонечко произнести его вслух, выцеживая один иероглиф за другим. "Ху-а-лун". Вэй Хуалун. "Китаец, что ли?" — подумал он, отходя от доски и встречаясь с бурным потоком учеников, — "Интересный класс получается, нечего сказать". Тут Сей резко развернулся. Да так, что чуть не задел локтем низенькую девочку. Видать, тоже из I класса. Она с интересом настоящего охотника подпрыгивала вверх, потому что силы и массы не хватало растолкать толпу и пробиться в первые ряды. Именно за этим юнец и развернулся: ещё раз посмотреть, сколько в классе будет девушек. Перевес одного из полов был незначительным, это не могло не радовать. Сейчиро всегда нравились умные люди. Учитывая уклон школы в точные науки, вероятность встретить раздолбая стремилась к нулю. Как выяснится позже, его ожидания были несколько завышены... Впрочем, жизнь I-B класса навсегда останется в его памяти как нечто особенное.

Школьное здание оказалось довольно большим. Сейчиро уже бывал тут до начала занятий, когда подавал документы. Наоки хотела поехать вместе с ним, но восьмой десяток давал о себе знать. Парень старался снимать с её плеч максимум домашних и общественных обязанностей, а потому и школой решил заниматься сам. По крайней мере, думал, что сам. Нао звонила одному из знакомых преподавателей, сохранивших работу ещё со времён Юмико. Когда пришли результаты вступительных, она уже знала ответ школы, но учтиво сделала вид, что рада и слышит об этом впервые. Так или иначе, Сей сменил обувь и, ни с кем не здороваясь, весь в своих мыслях, поднялся на второй этаж. В голове крутилась вереница, изредка перебиваемая утверждением "I-B". Именно эту табличку он лихорадочно искал среди множеств других.

8:01. Глубокий вдох... и он внутри. Красивый класс, пять рядов, во главе — учительский стол. Внутри уже были ученики. Оживлённые дружелюбные беседы и, в целом, позитив витали в воздухе. Холодное солнце немного оттеняло их лица, но Сей ехидно подметил, что девочки все симпатичные. Парты ещё не были закреплены за именами, так что Китамура даже не знал, куда ему сбросить свой портфель. Немного застенчивый, он перегородил собой вход и завис, не решаясь пройти вглубь.

Отредактировано Сейчиро (2019-10-09 01:50:35)

+7

3

Первый официальный рабочий день! Волнительное событие. Настолько, что Хаято даже забыл, есть у него сегодня уроки или нет. А может, после церемонии и классных часов ребяток вообще разошлют по домам? Если бы, если бы!..

В общем, план урока на сегодня Хаято готовить не стал. Зато он весь вечер мастерил табличку с объявлением о наборе в драм литературный клуб и даже нарисовал несколько визиточек, которые решил раздать новым и старым ученикам Сейдо. За дело надо браться сразу, а то ребятки разбегутся в другие клубы! Нет-нет, такого Хаято позволить себе допустить не мог.

Он припарковал машину на маленькой площадке для работников и бросил короткий взгляд на часы. Надо же, почти целый час свободного времени! Первым делом Хаято решил заглянуть на свое рабочее место в учительской. Конечно, он уже бывал там пару раз, когда директор проводил ему небольшую экскурсию по школе, однако еще не успел «обжить» стол, и тот выглядел неуютным и пустым на фоне остальных. Зрелище было настолько печальным, что Ёшимура раздосадованно поцокал языком и пристроил куда-то под монитор компьютера одну из визиток. Оценивающе присмотрелся. Удовлетворенно улыбнулся – начало было положено.

Он увалился в офисное кресло – то жалобно скрипнуло под ним – и покружился на месте, раскинув руки.
– Ву-у-ух-у-у! – вырвался у него негромкий выкрик. – Упс! – Закрыв рот рукой, он остановился и тихо хихикнул.

Кажется, никто не заметил.
Не сказать, что он бы смутился, если бы заметили.

На этом его фантазия на тему того, чем еще можно заняться в учительской, закончилась. Еще один короткий взгляд на часы. Не прошло и получаса. Грустно-печально!

В пачке одиноко каталась последняя сигарета. Знак, вероятно! Хаято тут же покинул здание (если бы не врожденное чутье, точно заблудился бы в коридорах) и, оказавшись в школьном дворе, осмотрелся. Народа собралось заметно больше, чем когда он подъехал к Сейдо. Что ж, похоже, непросто будет найти укромное местечко… хотя одна мысль у Хаято все-таки была.

На рабочей парковке по-прежнему стояла лишь его (арендованная, но какая разница?) машина, и это не могло не радовать. Вокруг не было ни души – пеший маршрут к Сейдо пролегал немного иначе, и Хаято это было только на пользу. Зайдя за угол школы, он прислонился к стене в тени какого-то раскидистого дерева и достал бедную сигаретку, чтобы наконец-то лишить ее одиночества.

Щелкнула зажигалка с гравировкой. В воздухе растворилась первая струйка дыма.
День, определенно, начинался неплохо.

+8

4

Рикка точно знала, как нужно начать свою жизнь в старшей школе!
Нужно было ОПОЗДАТЬ.
Определённо. Нет способа лучше.
Конечно, современные аниме постепенно потеряли славную традицию показывать протагонистку с утра, опаздывающей и не доевшей кусок хлеба, сжатый во рту, но она, Синдзё, уж точно знала, что классика не станет врать! Ведь не станет же, верно?

Посему, взяв низкий старт и сжав губами квадратный кусок хлеба, — купленный накануне в единичном числе специально для этой цели, — Рикка буквально вылетела из дома.
Сперва всё было хорошо.
Яркое солнце приятно (честно говоря — не очень) слепило глаза, дополнительно заставляя их слезиться, асфальт под ногами были твёрдым и прочным, на него определённо можно было положиться (но, наверное, не стоило), а на дороге не было тех-самых-людей, которые в единичном числе умудрялись закрывать собой дорогу так, что не обогнать, не обойти, и только ждать, пока они ме-е-едленно пройдут вперёд.
В общем, всё было неплохо. Пока она не споткнулась.
Набрав приличную скорость, Рикка кубарем покатилась по тротуару и чудом ушибла лишь коленки, уткнувшись в какой-то столб.
Настроение, ещё секунду назад казавшееся чудесным, треснуло, разбилось на сотни осколков и внезапно оказалось низвергнуто до адских глубин.
В ту же самую секунду Синдзё сочла себя самым несчастным человеком на всей планете Земля (в Японии так уж точно).
Ещё и пропитавшийся влагой хлеб куда-то улетел. Печально пожевав то, что от него осталось, остатки Рикка выплюнула сама. Гадость. Наверное, стоило его всё-таки поджарить. В аниме этот момент как-то особо не раскрывали.
Старательно изображая из себя то ли тяжелого инвалида, — между прочим, ранки закровоточили! — то ли жертву тяжелейшего душевного потрясения, Синдзё вернулась домой.
К вящему счастью, театра одной актрисы никто, вроде бы, не увидел.
Идея опоздать в шесть утра определённо была удачной.

Скинув ботинки, Рикка намного живее прошла на кухню.
— О, ты как раз вовремя! Завтрак на столе, не забудь поесть!.. — Встретила её матушка, после чего заметила колени и в чувствах выругалась. — Сядь сюда, я сейчас обработаю.
— Всё в порядке, — Впрочем, не сопротивляясь, заявила Рикка. — Налеплю пластыри, никто ничего не заметит.
Мама, тем временем, уже приступила к борьбе с возможным заражением перекисеводородными войсками.
Сначала защипало в коленках, затем зашипела Рикка.
Она, конечно, была взрослой девочкой, но ведь боль способны чувствовать и взрослые, верно?

Через некоторое время Рикка осталась одна. Помахав ладошкой, она простилась с матерью, ушедшей на смену.
Отца не было с рождения. Мать, сколько Синдзё себя помнила, работала с раннего утра и до вечера, а по выходным — отсыпалась. Одним словом — не привыкать. И печалиться тут тоже не из-за чего.
Кое-как разобравшись с давно остывшим завтраком, Рикка вернулась к себе в комнату. Там вернулась в постель, но спать не стала: дотянувшись до свича, машинально запустила тетрис, закинув ноги на стену, и позорно слилась, заняв топ-48.
Так бывало всякий раз, когда в голове путались мысли, и на игре решительно не получалось сосредоточиться.
Поняв, что сегодня киберспортивных высот достигнуть не выйдет, Синдзё отложила приставку; недалеко, поскольку планировала взять её с собой в школу.

Встав с кровати, девушка подошла к столу. Там, на верхней полке надстройки, стройным рядом стояли картриджи и Синдзё принялась размышлять над важнейшим решением в своей жизни: какой из них взять. Банальный вопрос, скажете вы? Ха! Как бы не так!
Во-первых, стоило взять то, во что захочется поиграть, если делать будет совсем нечего. Впечатление и прочее — это важно, конечно, но если ничего не выгорит, останется только наслаждаться игрой.
Сперва Синдзё хотела взять тот же тетрис, но потом вспомнила, что вай-фая в школе, скорее всего, нет; для учителей — может быть, но детям интернет точно не дадут. А без него — не то.
Во-вторых, брать банальные вещи — значит расписаться в собственной банальности. Посему — никаких игр от нинтендо и общепризнанных хитов вроде Skyrim (конкретно свиткам мешал ещё и тот факт, что Синдзё его так и не купила).
В-третьих, стоило бы взять то, во что можно поиграть вдвоём, если кто-то интересный решит подключиться и предложит сыграть вместе...
Вот, точно!
Достаточно простенько, и вместе с тем — оригинально и круто! River City Girls! Превосходно.
Вставив плату в слот, Рикка на секунду замерла, встретив взглядом форму. Да, о ней тоже не стоило забывать.

Одевшись, Синдзё ещё раз убедилась, что ничего не забыла, надела сменную обувь и покинула материнский дом, не забыв запереть дверь за собой. Через пару минут вернулась, чтобы проверить наверняка. Та была всё ещё закрыта.
Времени у неё было предостаточно, так что Рикка не торопилась.
Несмотря на то, что Рикка была той ещё затворницей, она не боялась людских толп. В современном обществе был огромный простор для отклонений, так что, не стараясь выпрыгнуть из штанов, чужое внимание ты скорее всего не привлечёшь никогда.
Посему — она шла и думала о своём. Оказалось, что если не бежать и не пытаться умереть от сбитого дыхания, погода действительно весьма приятная. Решив побаловать себя, Синдзё купила пакетик с ананасовым соком. Скорее всего, не настоящим.
Найти школу удалось не сразу, но и слишком много времени на поиски тратить не потребовалось — всё-таки Рикка тут уже бывала раньше. Прежде чем преодолеть ворота, девушка аккуратно смяла пакет из-под сока и положила его в сумку.
Охранники не сказали ей ни слова. Отлично!

Не заметить стенды было решительно невозможно.
Класс — I-B, понятно. А почему не "А"? Рикка подозрительно прищурилась на списки. Те ответили ей стоическим молчанием, так что она пожала плечами и вошла в здание.
Сменив обувь и оставив синюю с белыми волнами куртку в раздевалке, Синдзё поднялась на второй этаж.
На глаза сразу попался класс, закреплённый за I-A. Какое паскудство! К счастью, следующее помещение было предназначено уже для I-B.
Она пришла достаточно рано, поэтому — учеников пока ещё было немного.
Осмотревшись, Рикка внезапно для себя ощутила неясный моральный упадок. Чтобы как-то его заглушить, она села за предпоследнюю парту у окошка, достала из сумки свич, вставила наушники в уши и погрузилась в игру.

+7

5

Ашитака проснулся, как обычно, за десять минут до будильника. Сел в постели, резко втянув в себя воздух и отбрасывая оцепенение сна. Ему снилась какая-то странная муть смесь из погони, улиц нового для него город и образов из ужастика времен “Кинг Гидора”. Сон оставил по себе мутное, хаотичное ощущение и был таков, стремительно исчезая из памяти. Сакаи, зевая, тряхнул рукой и поднес к глазам браслет, на котором включившись от движения полоска часов высветила голубые цифры. До рассвета оставалось еще  двадцать минут, если считать по Киото. Пора вставать.
Подняться, отключить так и не успевший начать пищать телефон, свернуть спальник, одеться и выйти в еще темный, предрассветный город на пробежку. Утренняя рутина и тренировки позволяли сохранять собранность и давали минимальное ощущение контроля над собственной жизнью и обстоятельствами. Смысла себя так гонять уже правда не было, но Сакаи понимал что сейчас  “путь важнее наличия цели”. Самодисциплина давала хоть какую то опору. Переведя браслет в режим "спорта" и врубив музыку в наушниках он рысцой направился в сторону протекавшей через городок реки.
             Спустя полтора часа, взмыленный, но чувствуя себя куда как более живым и оптимистичным Сакаи, поднимался по лестнице на второй этаж. Дом где он обитал, был небольшим, всего на десять квартир, и был одинокой новостройкой на краю города.  Вокруг был в основном старенький, едва ли не послевоенный частный сектор и, для того чтобы добраться до реки, достаточно было перейти шоссе, и спустится мимо лоскутков небольших огородов. Основным источником цивилизации была заправка, обросшая ремонтными мастерскими и магазинчиком "все по сто йен", да еще семейный не то бар, не то ресторанчик на первом этаже домика казалось напрямую прибывшего их эпохи Сёвы. Ближайшая станция железки была в получасе ходьбы, но как Сакаи заметил большинство жильцов дома обладали собственным автотранспортом.
Вернувшись в квартиру,  и сняв кросы, Сакаи заглянул на кухню. Забросив в микроволновку добытый из холодильника омлет, направился в душ, пока та гудела разогревая еду.  Завтрак, и похожий на него как брат близнец обед в коробке, он приготовил еще с вечера. Микроволновка, и рисоварка уже стали его лучшими друзьями. Хотя надо признать, неделя опытов по кулинарии привели пока что к спорным результатам. Есть конечно можно, хотя вкусовые качества и эстетизм страдали радикально. Но питание полуфабрикатами не сказалось бы хорошо, ни на здоровье, ни на кошельке.
    Завтракал Сакаи в тишине, за тем же столом на котором и готовил, быстро уминая рис с омлетом, и листая книгу на телефоне. Телевизора у него не было, ноут, как и большинство вещей, всё ещё лежал под стеной в заклеенных скотчем картонных коробках.  Вместе со свернутым спальником, они создавали впечатление не жилья, а временного убежища. Пустые стены, минимально распакованный набор посуды и одежды, и практически полное отсутствие мебели, лишь усугубляли это впечатление. Но новый дом для Сакаи, по большому счету, еще не стал таковым. Всего лишь место где он бросил у стенки рюкзак, очередное за последний год.
    Браслет мигнул, вибрацией отмечая половину восьмого. Сакаи закончил с едой, забросив посуду в мойку, а обед в полупустую сумку и направился к выходу. Обувшись, посмотрел на собственное отражение в зеркале, висящим над гэтабако, проверяя все ли в порядке. С гаркураном он был знаком не первый год, предыдущая школа тоже обладала “традиционным” закосом. Новая форма сидела как влитая. Но вот остальное... Длинные волосы, нависающая на глаза челка и обрезанные перчатки явно будут выделять его среди одноклассников. Хорошо хоть у куртки длинные рукава. Сакаи был уверен что не нарушает никаких правил, но все же собирался появиться раньше, на случай если у кого либо возникнут вопросы.
    Его опасения оправдались. К удивлению, у школы обнаружилась собственная охрана, которая поспешила отозвать приехавшего на велосипеде ученика в сторону. Понадобилось добрых десять минут времени и звонок администрации школы чтобы его отпустили.  Хотя неодобрение “не знающими меры подростками” от охранника явственно ощущалось и после того как он вежливо порекомендовал Сакаи поспешить в свой класс.
        Польза как ни странно от происшествия все же была - не пришлось искать школьную стоянку велосипедов.  Добавив к коллекции и пристегнув собственный, Ашитака направился узнавать куда его распределили. Было еще порядка получаса до начала мероприятия, но у стенда уже хватало любопытствующих, временами с родителями. На него особо вроде не косились. Быстро пробежав глазами по списку класса 1-А, и не обнаружив там себя, он перешел к списку 1-Б, удовлетворенно кивнул наличию в том собственной фамилии, после чего направился к шкафчикам для сменки. Поднявшись на второй этаж, без особых препятствий, он легко обнаружил нужную дверь. Правда в ней застыл неизвестный ему рыжий парень, вероятно будущий одноклассник. Заглянув в класс и не обнаружив там ничего что препятствовало продолжению пути, Ашитака  похлопал незнакомца по плечу, надеясь привести в чувство, и указать на то, что не стоит останавливаться на достигнутом и создавать затор.

+8

6

Взгляд цвета ореховой пасты недолго бегал по макушкам новых одноклассников. Вскоре он остановился на одной из обворожительных девиц, чем перегрузил всю "думалку" монозадачного юнца. Ещё несколько секунд, и за преступно пристальный взор Китамуру можно было бы засудить, но не тут-то было. Кто-то бессовестно нарушил его личное пространство панибратским хлопком по плечу.

На самом деле это Сейчиро загородил своим телом проход, но куда ему, ошарашенному, было об этом думать? Отскочив в сторону, парень виновато поклонился. Прямо как по учебнику этикета, каких в читальном зале Сейдо, наверное, найдётся с десяток. Губы тут же искривились в растерянной улыбке и плотно сжались, не желая пробовать лимонного привкуса нового знакомства. Сей ценил личную территорию и отшатнулся чисто машинально, чтобы воздержаться от лишнего контакта. Его воспитывала бабушка, и хотя мальчик до шести лет жил в штатах, он предпочитал жить по японским канонам. Вообще, о своём прошлом он говорил неохотно во избежание глупых вопросов в стиле "а чего уехал?". Иначе, сами понимаете, придётся лишний раз рассказывать о маме. Китамура-кун в этом году надеялся занять одну из дальних парт, чтобы старые учителя ни в коем случае не заприметили знакомый разрез глаз и не спросили во всеуслышание о забугорных успехах своенравной актрисульки. Но это о личном, о глубоком. Что же там с проходом?

Владельцем довольно лёгкой руки оказался незнакомый длинноволосый парень. Половина его лица была закрыта чёлкой. Густые чёрные волосы пребывали в лёгком беспорядке, и Сейчиро тут же для себя отметил, что одна из прядей была идеально ровной и гладкой, выбивалась из общего антуража. То ли ветер так постарался, то ли одноклассник на нервах иногда покручивал её на пальце. В целом, все в классе на первый взгляд выглядели одинаково. Но только на первый. Старания стандартной школьной формы рассыпались в пыль от деталей, которые у каждого ученика были сугубо индивидуальными. Кто-то красил волосы в светло-рыжий, кто-то носил яркие линзы, а кто-то ограничивался очками (но всё равно приметными, встретить две одинаковые оправы нынче стало редкостью). Этот ученик помимо причёски и полуприкрытых ею глаз, отчего не сразу был понятен его настрой, выделялся ещё и перчатками. Сию деталь Сейчи заметил уже тогда, когда занёс руку для рукопожатия, но потом тут же, как бы невзначай, одёрнул её и прижал к затылку. Пожимать руку в перчатке — моветон, а за просьбу снять её можно оказаться посланным в далёкое пешее. Таким образом попытка выставить себя прогрессивным человеком превратилась в неуклюжую заминку.
Прошу прощения, — протянул он, почёсывая макушку, словно так и было задумано. Дорогу-то он освободил, да только привязался к парню как банный лист.
Китамура Сейчиро. Рад знакомству. Первоклассник понял, что встревать в чужие разговоры ему не хватит духу. Обращение к кому-то, кому и так хорошо в одиночестве, с фразой "эй, погодка сегодня ничего, да?", всенепременно станет началом и сразу же завершением беседы. Посему Сей решил заговорить именно с этим брюнетом под естественным предлогом.

Отредактировано Сейчиро (2019-10-12 04:41:18)

+8

7

Утро было отвратительным. Сначала проклятый будильник известил о том, что поднимать свои телеса с кровати, а затем и крик отца с первого этажа. Последнее злило больше всего, так как Марико крайне не любила моменты, когда отец был дома, а особенно по утрам. Обычно просыпалась и сваливала из дома она в гордом одиночестве, так как отец либо задерживался после ночного дежурства по каким-нибудь делам, либо уже уходил на работу. Сегодня же был не просто один из редких дней, когда он утром дома. Сегодня ему и вовсе взбрело в голову отвезти дочь в школу на машине. Последний раз такое случалось, кажется, года три назад, и, казалось бы, больше не повторится, но отвратительное утро на то и отвратительное, чтобы быть им до самого конца. Отцу взбрело в голову, что неблагодарная дочь может просто не явиться на церемонию и умотать куда-нибудь по своим делам.
На самом деле формальные опасения я Накатоми Соичиро, а именно так звали отца Марико, имелись. Все-таки она долгое время заявляла, что не собирается учиться в старшей школе, а будет больше работать, чтобы быстрее перестать зависеть от отца. Мужчине, какими бы напряженными ни были отношения с дочерью после смерти ее матери, такой вариант, разумеется, не нравился. Он уже почти смирился с тем, что его некогда милая дочурка Марико стала хулиганкой, но все же не мог позволить ей совсем уж скатиться на дно. В некотором смысле он чувствовал свою вину за происходящее с Марико, так как после смерти любимой жены закрылся погрузившись выход в работу, а порой ища утешения и на дне бутылки, вместо того, чтобы больше внимания уделять дочери, для которой потеря матери оказалась куда более сильным ударом. В итоге, тревожные перемены в поведении девочки были замечены слишком поздно, а запоздалые попытки исправить все путем запретов и наказаний, вплоть до откровенного рукоприкладства, лишь усугубили ситуацию. Но он все же не терял надежды, что Марико перебесится со временем, а потому считал необходимым, чтобы она все же пошла в старшую школу, как нормальные дети. Потому и счел для себя необходимым хотя бы в первый учебный день доставить ее к месту назначения самостоятельно.
Марико же в данной ситуации просто хотела поехать в школу на своем стареньком мопеде, оставшемся от матери, на котором месяц, как ездила официально, а до этого уже почти год гоняла втихаря. С тем, что старшая школа – не такая уж плохая идея с точки зрения дальнейших перспектив, пусть и само по себе школьное обучение ей не нравилось, она на самом деле давно уже согласилась. Все ее протесты против учебы за последний год были скорее из вредности, экзамены то она довольно успешно сдала и даже не на соплях прошла, а вполне себе в середке. Но ехать на машине с отцом все равно не хотелось. Стремно же!
- Завтракай и поехали, - сказал отец, заметив Марико, заходящую в кухню уже в школьной форме.
На столе ее ожидала яичница из двух яиц, сосиска и стакан сока. И это заставило девочку посмотреть на отца с подозрением, будто она засомневалась в его психическом здоровье. Все-таки последние годы готовила только она, а отец либо ел, что она сделает, либо какие-нибудь полуфабрикаты, которые только в микроволновку поставить. Ей захотелось сказать что-нибудь язвительное касательно съедобности завтрака, но все же промолчала, так как сильнее портить себе настроение еще и очередным скандалом не хотелось, так что лишь сдержанно поблагодарила, отвесила дежурное «итадакимасу» и принялась быстро уплетать.
Мужчина же пристально разглядывал Марико взглядом опытного полицейского, но так и не нашел к чему придраться. Форма, как и в средней школе, была надета, как надо, в рамках школьных правил и норм приличия, в отличие от повседневных нарядов дочери, вызывающих у него порой желание завернуть ее в какой-нибудь мусульманский наряд. Но сейчас все было в порядке, если не считать, что у школьницы костяшки пальцев на правой руке разбиты, как у гопника из подворотни. Но подобное мужчина уже почти не замечал, так как в драках дочь участвовала с завидной регулярностью. Хорошо, что хоть, судя по следам, в основном удачно, пусть и случалось порой видеть ее с каким-нибудь фингалом или разбитой губой. 
- Фево? – буркнула Марико с куском сосиски во рту, заметив взгляд отца.   
- Ничего, просто смотрел в порядке ли форма, - будто оправдываясь, как провинившийся школьник, быстро ответил отец.
- Не в порядке! – прожевав-таки сосиску, гневно отозвалась девчонка. – Юбка опять слишком короткая!
Подобные речи она уже не раз выдавала в средней школе, причитая, что юбки неприлично короткие, а лучше бы были, как у сукебан в старых фильмах. При этом это совершенно не мешало ей в повседневной жизни, например, летом носить шорты, которые задницу толком даже не прикрывали. Хорошо, что хоть одежду покупала на честно заработанные деньги, а не клянчила у отца, пусть место ее работы не шибко радовало мужчину.
В итоге, где-то спустя минут двадцать они уже ехали в сторону школы, а еще через полчаса были почти на месте. Марико удалось даже уговорить высадить ее за пару кварталов от школы с условием, что отец издалека проследит за ней.
- Ладно, что с вас копов возьмешь! – недовольно согласилась девочка, после чего выпрыгнула из машины и со злорадной ухмылкой побежала к школе.
Впрочем, отец был тоже не лыком шит, а потому двигатель не глушил, так что скрыться из виду у нее все равно бы не получилось. Так что до самых ворот она чувствовала на спине пристальный взгляд правоохранительных органов. Но скрывшись за воротами, можно было уже вздохнуть свободнее. Правда, приятное чувство длилось недолго. Пусть Марико и прибыла на место даже немного с запасом, народу уже было полно.
- Полный отстой, - выдала свое первое впечатление о новой школе девочка.
Не то, чтобы она сильно ожидала чего-то другого, но все же не любила она эту «школьную атмосферу». Все эти галдящие вокруг школьники, снующие туда-сюда, да еще и часто непонятно чему радующиеся, порядком раздражали. И ей предстояло окунуться в этот отвратительный мир уже сейчас, для начала пройдя к стенду со списками классов, у которого собралась изрядная толпа.
- Ну, что ж, поехали, - надевая привычную агрессивно-недовольную физиономию, прошипела Марико и уверенно двинулась к цели, крепко сжимая кулаки, что даже корка запекшейся крови на костяшке среднего пальца правой руки треснула.
Благо, ростом она была выше не только большинства школьниц, но и некоторых парней, да и физической силой была не обделена. Так что протолкнуться через столпившихся у стенда первокурсников оказалось не такой уж и сложной задачей, хотя пару раз и пришлось грозно зыркуть на парочку особо нерасторопных индивидуумов, а одного даже несильно пихнуть. В списках же она довольно быстро нашла свое имя, вспомнив попутно, что в средней школе тоже вечно попадала в В-класс.
Теперь оставалось только добраться непосредственно до класса, что сделать было еще проще, ведь количество школьников на квадратный метр в коридорах было куда ниже. Правда, здесь морды у всех казались еще более счастливыми, что вызывало желание по ним врезать.
- Пришла что ли? – спросила сама у себя Марико, оказавшись перед табличкой нужного класса, после попыталась войти внутрь, тут же чуть не столкнулась с парой мальчишек, один из которых, с длинными волосами, стоял прямо в проходе спиной к девочке, а второй, с короткими, чего-то там ему говорил. – Эй, а больше лясы точить негде что ли? Дайте пройти! - совсем недружелюбно начала она свое знакомство с новым коллективом.

Отредактировано Накатоми Марико (2019-10-12 17:31:46)

+7

8

Новая школа по сравнению со средней была на пять минут ходьбы дальше. Этих пяти минут Тору трагично не хватило, сюжет сна оборвался, ускользнул из памяти почти сразу, вытесненный нервозными мыслями, с ночи поставленными на паузу. Она на ощупь нашла на полу телефон, проверила время; живой будильник, бросив дверь в комнату открытой, удалился.

Две минуты еще Тору полежала с закрытыми глазами, спрятав нос в одеяло, и быстро встала, заворачиваясь в теплый халат с капюшоном. Зрение плыло с недосыпа, но дома очки надевать она предпочитала пореже. На рабочий стол у окна ложился свет прозрачными, акварельными пятнами, разбавленными тенями деревьев. Размытые ветки и светлые вкрапления первых цветов замерли, штиль превратил их в картинку, фото в расфокусе, что точно запомнится, отпечается фоном этого дня.

Раздражающая утренняя суета на этот фон накладывалась неизбежно. Жмурясь, Тору пила какао максимально сосредоточенно. Игнорировать звуки родителей это не особо помогало, но у неё было не много вариантов. По плану она должна была поесть раньше, чем мама закончит отчитывать отца и тот явится наводить на кухне свои порядки.

Потом стоял пункт «опередить брата и деда в ванной». Она почти всегда справлялась со своим утренним мини-квестом и искренне его ненавидела. Бытовые мелочи, которые при любом наборе душ в пространстве случались, были для Тору не больной, но неприятной мозолью.

Зубная паста ещё закончилась. Что за люди, будто ели её по ночам. За шумом воды очередные вопли было не разобрать, и Тору открыла кран сильнее.

Чёлка намокла и лезла в глаза. Полотенцем обработать, расчесаться, сделать пробор — затем разделить первый пучок снова на два, закрутить каждую прядь и переплести между собой. По часовой — против часовой, и вторую косу следом.

Плести жгут Томио научила учительница физкультуры. Самое полезное, чему она научила. Больше всего неизвестность напрягала именно в вопросе того, какими окажутся учителя «Сейдо». Рассказам братца Тору не доверяла, об одних и тех же личностях у них мнения могли удивительно различаться. К тому же, несколько лет прошло с того выпуска, его информация заведомо устарела.

Восхитительными историями о своей школьной юности Юма, впрочем, не допекал: его энтузиазм всегда легко было погасить, сделав достаточно каменное лицо, он смешно терялся и уходил обратно в себя. Но волну ностальгии он поймал и вызвался провожать Тору на церемонию. Она согласилась — при условии, что если он проспит, то будет должен.

Перед выходом Юма сонно вздыхал, протирая свои очки, но готов был вовремя. Они попрощались, Тору вышла первой, Юма зацепился курткой за ручку двери, отцепился и нагнал сестру.

Солнце лишь слегка пригревало, Тору запахнула любимую вязаную кофту. Миновав охрану, Томио направились к спискам классов. В толпу младшая не полезла, Юма, сам похожий на взволнованного школьника (только на пару размеров больше ожидаемого для школьника), протиснулся к стендам.

Позже оставив брата смотреть на сакуру и вспоминать былое, Тору поторопилась в кабинет. Раз она лично не посмотрела списки, существовал риск неприятных сюрпризов. Из средней школы были персонажи, на чью спонтанную смерть во время каникул очень хотелось рассчитывать, не то что надеяться, что они поступят в другую старшую школу. Повлиять на это, к огромному сожалению, она никак не могла, поэтому проще было переключиться на непривычные ощущения от новой сменки.

Томио поморщилась, зацепившись слухом за возмущенный голос, подняла взгляд и с неудовольствием опознала кабинет своего класса. Высокая, вздорного вида девушка об кого-то споткнулась на пороге, похоже. Неуверенно качнувшись с носка на пятку, Томио отошла на пару шагов, чтобы подождать, пока можно будет спокойно зайти. Время позволяло, так что она прислонилась к стенке рядом, скрестила руки на груди и выдохнула. Дурацкая тревожность пульсировала в висках.

+7

9

Утро начиналось хорошо, пока отец не заставил пойти на утренние молитвы. Нетрудно догадаться, что последнее, чего Кадзуюки хотел перед первым школьным днем – помолиться. Но строгий родитель был непреклонен, и настроение в итоге испортилось в говно.
Кадзуюки не особо радовался поступлению – он хотел быть гангстером, а им не обязательно образование, но папа сказал, что если он не пойдет в школу, то лишится карманных денег. Гангстеры без денег не ходят. Поэтому, быстро крутя педали, Кадзуюки гнал в школу на своем стареньком велике. Но крутые парни на великах не ездят, поэтому ему пришлось выйти из дома за два часа до занятий, чтобы никто не увидел его на велосипедной парковке.
Остановившись за углом школы, Кадзуюки пошел в сторону магазинов. У него есть целых два с половиной часа, чтобы опоздать на церемонию! Однако до его носа донесся едкий запах дыма, заставив поморщиться. Мията поднял глаза от земли и тут уже увидел странного чувака, втихую курящего у стены.
– Эй, сигаретки не найдется? – он осмотрел парня: на том был пестрый костюм в клетку. Мда, таких типчиков обычно бьют за гаражами. Но на личико незнакомец был очень даже симпатичным.
Кадзуюки ненавидел сигареты и все, что с ними связано: когда-то он попытался попробовать, но чуть не задохнулся. Тогда он узнал, что у него непереносимость табачного дыма. О том, чтобы курить сигареты для крутости, можно было забыть. Но гордость не позволила Кадзу признать, что он чего-то не может, так что он не перестал стрелять у всех сиги и просто мять их в руках, делая вид, что вот-вот, сейчас он начнет курить. Учителя палили его пару раз за этим делом и заставляли писать объяснительные (Кадзу гордится этим даже сильнее, чем своим черным поясом по карате)! Правда, прилетело от отца тогда нехило, жопа горела еще дня два или три.
Но он гангстер, а гангстеры не чувствуют боли.

+8

10

Вставать в пять часов утра после скандального вечера - пытка, кою способен выдержать лишь истинный магистр волшебных искусств! Эта истина помогала Юсиро Рёмо держаться за сознание и не засыпать ещё не выйдя из дома. Конечно, ему не нужно вставать так рано чтобы успеть добраться до станции, доехать до ближайшей к Сейдо, и дойти до самой школы. Ещё в детстве он понял примерные сроки, и ни разу это знание не подвело.
Причина же раннего пробуждения - алтарь. Традиционная поза, ритуально зажжённая ароматическая палочка, совсем неприемлемые досужие помыслы. Спроси дружбаны, отбрехался бы историей о магических техниках, что нельзя назвать ложью в полной мере. Скорее уж недомолвкой, раз он не стремится использовать своё занятие для, непосредственно, разговора. Или монолога - так оно вернее. Совершенно бесполезная трата времени, от которой теперь уже старшеклассник не может отказаться.
Это - его причина. Главный и важнейший повод отправится в Сейдо, наплевав на задетые чувства. Отказаться от неё означает проиграть и потерять, а настоящий герой не согласен отдавать своё так просто.
Опустив руки на колени, Рёмо открыл глаза. Старый семейный алтарь встретил его взгляд всё той же потрёпанностью старой вещи, хвастаясь идущей от благовония дымкой, стыдливо пряча свой центр, середину, лишённую какого-либо портрета. Оно и верно! Что толку ему ставить очередную новую фотографию, зная что в этот же день её заберут, сотрут, разорвут на части? Лишняя трата драгоценной бумаги в этом экологически несовершенном мире. Рыцарю-магу хватит памяти, ещё хранящей всё необходимое.
Быстрый взгляд на смартфон, и юноша степенно встаёт на ноги. Времени полно. Ничуть не повод не прийти пораньше. Это очень удачно...

... ничуть не выделит его из толпы прочих первогодок. Улицы, станции, вагон - всё в Кёя таило в себе знакомые униформы старшей школы Сейдо. Хотелось схватить каждого за грудки и потрясти, крича: "придурок! Кто так рано ходит в школу, чёрт побери!". Но это первый день, ДЕБЮТ ИН ХАЙСКУЛ. Легко понять логическую цепочку учащихся, и он, один из многих в наглухо застёгнутом гакуране, прошёл через ворота.
Слава росту, чунибьё относительно легко нашёл своё имя. I-B класс, который тут же был назначен удачным стоило Рёмо найти в списке фамилии своих лучших друзей (эту радость он выразил задорным смехом безумного гения. Народ определённо оценил!). То были не единственные знакомые имена, но среди них смешанные чувства вызвало одна Рей. Середина марта так и мелькала в голове холодящим туманом, эмоциями непозволительными спасителю всея Кёя. Старшеклассник знал как это исправить.
Отойдя в сторону от толпы, но не заходя в здание, парень вытащил свой смартфон, профессиональными движениями открыл заветный общий чат в мессенжере. С ухмылкой, тут же начал строчить:
"Лол, пацаны, мы в одном классе ♕ Вы там где? Я недалеко от входа!" - сообщение для Ясуши и Вэя тут же отправилось в свой краткий интернет путь, быстро отчитываясь о приходе к адресатам.

Отредактировано Юсиро Рёмо (2019-10-28 11:45:38)

+8

11

Целые пятнадцать минут над утренней Кёей разносились крики.

Недовольный девичий голос, грозя всеми мировыми карами и катаклизмами, требовал кого-то притормозить, ехать нормально и не выпендриваться. Закончилась недовольная тирада только у здания школы, куда, очевидно, кричащая девица и направлялась. Да и мерзавец, который заставлял бедняжку так надрывать голос, тоже ехал сюда.

И вот, тяжело дыша, и убирая волосы со взмокшего лба, Ариса слезла с велосипеда, имея такой вид, как будто один неосторожный тычок - и она обратится в Годзиллу, который все тут разнесет к чертям, превратив начало учебного года из дня торжественного в день трагический.
- Ты... Я... - Ариса отвесила кузену смачный подзатыльник со всей страстью, на которую только была способна после такой неожиданно интенсивной дороги до школы, - Ясуши, какой же ты придурок!

Потому что вместо того, чтобы, как все нормальные люди, доехать до школы, арисин бедовый кузен решил устроить соревнование и, только их велосипеды сдвинулись с места, закричал, что они едут наперегонки и начал крутить педали с неожиданной силой. Казалось бы - ну откуда у него ее столько?
Но, видимо, еще не вся молодецкая удаль ушла в мощь правой руки, которой каждый пацан совершает свои пододеяльные злодеяния - оставалось еще и на ноги.

Ариса бы и рада была с гордым видом держать свой темп и приехать когда приедется, чтобы потом посмотреть на кузена как на детсадовца-переростка, если бы не один нюанс.
Она не помнила дороги до школы.

Из-за этого ей и пришлось, поступившись своим образом благородной иностранки попытаться выжать из своих ног все доступные силы - но не тут-то было, ведь в последний раз она каталась на велосипеде много лет назад. А этот придурковатый еще и не стеснялся, зловредно гогоча, срезать, заставляя сестру петлять между фонарных столбов и уворачиваться от газонных кустов.

- Надеюсь, мы окажемся в разных классах, - хмыкнула Ариса, скрещивая руки на груди. Однако, ее надеждам не суждено было сбыться - класс 1-B ей предстояло делить с Ясуши.
Но не успела он об этом посокрушаться, как громогласное ВАХАХА откуда-то сбоку заставило ее вздрогнуть. Голос смеющегося показался каким-то смутно знакомым; смутно знакомым был и его профиль. Неуловимое чувство чего-то далекого и давно ушедшего сменилось прилетевшим в макушку осознанием - она совершенно точно знала этого смехуна! И видела его совсем недавно!

- Т-ты?! - надломленно простонала Ариса, тыча пальцем в нахальную морду прибрежного нудиста. Последствия велосипедной поездочки еще не отпустили Арису, так что она, с подергивающимся от напряжения глазом, схватила рыжего придурка за грудки, и совершенно чудовищным голосом поинтересовалась, - ВКАКОМТЫКЛАССЕ?!

+8

12

Звонок. Будильник. 7:00.
Ран глянула на экран телефона, глаза слипались от недосыпа. Она всегда нервничала перед подобными событиями и очень плохо засыпала и эта ночь не стала исключением, ведь удалось заснуть ей только под утро, а до этого в голове эхом раздавались тревожные мысли. Вдруг  она не понравится одноклассникам или учителям, или самому директору? Вдруг как-то сглупит на церемонии или в классе? Скажет что-то не то или начнет заикаться? «Если я отложу будильник на 10 минут, то у меня будет еще около двадцати минут, чтобы собраться…» Остановившись на этой мысли, девушка переставила будильник на 7:10. Хотя время уже стремилось к 7:02. Спасут ли ее эти 8 минут? Вряд ли. Сон все равно не шел и Ран просто лежала с закрытыми глазами, глубоко дыша. Она боялась сегодняшнего дня, но так же, ждала его с нетерпением. Она поступила и с весьма неплохими балами, стараясь оправдать ожидание матери. Она и правда очень старалась, хотя временами эти старания доводили ее до слез. После сдачи вступительных экзаменов Ран трясло в ожидании результатов. Она слишком боялась не оправдать ожиданий и поэтому о объявления результатов почти не контактировала ни с кем, просто лежала под одеялом и думала. Когда же те пришли, она вздохнула с облегчением, но немного расстроилась. Она стыдилась, что не смогла сдать на высокие баллы, хоть мать и хвалила ее за результаты, но этого казалось мало.
Звонок. Будильник 7:10.
Девушка приоткрыла сонные глаза и тяжело вдохнула.
- Пора… -  прошептала себе под нос Сугимото младшая.
Быстро почистив зубы и съев пару фруктов на завтрак, она оделась в подготовленную с вечера, выглаженную форму и поглядела в зеркало. В квартире стояла тишина.
Мать отправилась на работу еще два часа назад. Она всегда много работала, чтобы Ран имела шанс получить достойно образование и не бедное будущие. От чего-то, девушка ощущала вину. Будто она вынуждала мать трудиться за себя, но то было желание самой Сугимото старшей.
Вздохнув, Сугимото поправила галстук и широко улыбнулась.
- Сугимото Ран, приятно познакомиться! – прорепетировала она, но улыбка постепенно сошла с ее лица, в глазах виделась усталость.
Девушка задумалась о том, чтобы выпить кофе, но зная, что то, не самым лучшим образом влияет на ее нервную систему, отказалась от этой идеи и поспешила удалиться из дома. До станции было идти недалеко -  всего пять минут, но девушка предпочитала спешить и выходить раньше. Знайте, эту привычку выходить заранее, даже если потом придется ждать час? Ран называла это «привычкой Шекспира», который писал, что лучше придти на три часа раньше, чем опоздать на три минуты.
Долго ждать электрички не пришлось. Кто-то, как и она, уже ехал в школу. Среди сверстников она заметила знакомую форму, но предпочла вздремнуть в пути и чтобы не пропустить нужную станцию – поставила будильник. Так надежнее. Ран прислонилась щекой к окну и задремала, тихо посапывая, она спала крепче, чем дома. Быть может от усталости или страх немного приутих? И сама Ран не могла знать наверняка.
Почему-то в последние дни ей снились неприятные сны. Они не были страшными, скорее некомфортными, постыдными и с отголосками прошлого. Больше всего западало в память то, что она терялась в знакомом месте и при этом оказывалась нагой. Это было дискомфортно, вот и сейчас девушка очнулась незадолго до будильника и, глянув на время, отключила его. А электричка как-то подъезжала к станции.
Выйдя из вагона Ран еще раз глянула на время, и похлопав себя по щекам, улыбнулась и направилась в сторону школы. Она должна показать себя с лучшей стороны, но не слишком навязчивой. Просто хорошей, не особенной, обычной.
Издалека увидев школьные ворота Ран почувствовала легкость в ровни груди. Она не спит. Это правда. Вот и ее первый день. Поклонившись охране в знак вежливости, Сугимото прошла на территорию школы и огляделась. Школа стала еще красивее с ее последнего визита.
- Вааау… - прошептала сквозь губы Ран и неспешно отправилась в сторону класса, попутно оглядывалась по сторонам и, невзначай, разглядывая прибывших учеников.

Отредактировано Сугимото Ран (2019-11-17 19:41:10)

+6

13

- АХАХАХАХА Я ЧЕМПИОН ГЛОТАЙ МОЮ ПЫЛЬ

Ветер свистел в ушах, аккомпонируя шелесту цепи и шуршанию шин. Ясуши вжался мёртвой хваткой в руль и изо всех сил крутил педали, подгоняя сам себя мыслью о том, каким крутым, должно быть, он выглядит, так уверенно рассекая по тихим улочкам Кёи в глазах своей новообретённой двоюродной сестры-подруги детства. И правильно, что он так безоговорочно лидирует в этой импровизированной гонке! Будет девчонка знать, какой он на самом деле крутой и сильный, прежде чем в очередной раз звать его придурком! О да, уж он-то её жизни научит, уж он-то ей покажет, и дело здесь вовсе даже не в спонтанном мимолётном желании покрасоваться перед Арисой своими навыками скоростной езды. Вот можно даже пару трюков показать. Плевать, что трюки эти уровня младшей школы, зато как отточено мастерство исполнения!

Откровенно говоря, изначально-то особо соревноваться Ясуши вовсе не планировал. Прошлым вечером он перед сном даже обдумывал, что мило было бы без особой спешки проехаться вместе, показать эти самые тихие улочки. Дообдумывался до того, что по утру в очередной раз разволновался и, схватившись за руль велосипеда, ощутил, как тугая струя азарта в перемешку с идиотизмом звонко ударила в голову. Тут он и выпалил, что, мол, давай наперегонки. Ариса всю дорогу что-то кричала вслед. Видать, подбадривала безоговорочного победителя.

Вышибающий искры из глаз подзатыльник подействовал отрезвляюще, Ясуши мигом сообразил, что, скорее всего, он бы в любом случае ехал быстрее, чем девчонка, и особой ценности в этой победе нет.
- Ну, это самое... Извиняй. - оставалось только нелепо улыбаться, потирая зудящий затылок.

А тут и сообщение от Рёмо подоспело. Они втроём с Вэем, стало быть, снова одноклассники, и это очень радует. Интересно, с Арисой им так же повезёт? Тогда ему будет на чьём фоне выглядеть перед кузиной не таким придурком! Ну и если Рёмо и Вэй с ней подружатся, тоже будет неплохо. Наверное.

- Ээ? Так вы уже знакомы? Прикольно, а я как раз хотел представить друзьям сестру! - Ясуши бросил рыжему другу многозначительный взгляд, как бы давая понять, что вот это блондинистое создание - это вот именно то самое, о чём он недавно поднимал разговор.
- Кстати, Юсиро, где там этот бандит шкерится? Или опять опаздывает?

+9

14

Вэй лежал. Не шевелился. Прерывистое его дыхание говорило о том, что в данный момент он находился в состоянии стресса. Почему он не двигался? Банально не мог: его тело было скованно параличом. Китаец забыл, как давно он в последний раз мог нормально поспать. Какой раз это был приступ по счету? Он не считал, но примерно каждый второй день недели у него начинался так. Вэй был проклят, и он смотрел прямо в свое проклятье, которое стояло в темноте. Ему казалось, что он видел зубы, острые клыки… или это было наваждение, отблеск в стекле. Он бы очень хотел натянуть на голову одеяло…


Встречать рассвет на крыше дома – романтика, непозволительная для законопослушных граждан. Ну, Вэй в каком-то плане был нарушителем спокойствия. Знал лазейку, по которой незаметно можно было подняться на крышу и покурить, пока никто не видит. Употребление табачных изделий был секретом, о котором знал очень небольшой круг его общения, а маленькие секреты позволяли скрыть факт этого от окружающих.
Насидевшись, Вэй вернулся в квартиру. Собрал весь мусор, который в основном представлял собой использованные салфетки и коробки от еды быстрого приготовления, выкинул все это. В семь часов поговорил с сестрой – ему давно не хватало услышать родной голос, да еще и на китайском – после чего стал собираться в школу. Собраться-то он собрался, но далеко не сразу отправился в образовательное учреждение. До этого в обязательном порядке съездил в круглосуточный, за продуктами и энергетиком.
Уже на подъезде к образовательному учреждению ему пришло оповещение о сообщении в чате. Это было от Рёмо. Остановив свой транспорт, Вэй написал ответ:
«О, ну тогда я просто в школу ходить не буду».
Не важно, что «крашенный» подумает о китайце. Давно должен привыкнуть к шуткам Вэя, а если нет – его вина. Он себя чувствовал словно бы выделяющимся на общем фоне: бледный, с синяками под глазами, с взъерошенными волнистыми волосами, но в физическом плане чистый, даже «надухарился». Сочетание запахов туалетной воды, дезодоранта и лосьона после бритья придавали ему какой-то особенный шарм. Даже делали его более странным, чем он казался Припарковавшись, он двинулся в сторону школьных ворот, где они должны были встретиться. Ясуши уже был там, в то время как "вечный персонаж компьютерной игры" подвергался нападению незнакомой особи женского пола. Впрочем, интеллектуального резерва Вэя хватило на то, чтобы сразу понять, что данная особь - кузина его друга. Из-за суматохи китаец обошел компашку друзей незамеченным, подойдя с неожиданной стороны.
- Осторожнее, этот крашенный тот еще извращенец. Я почти уверен, что он от твоих телодвижений намочил штанишки, и я сейчас не про обмочился говорю, - произнес таинственно Вэй, переглядываясь со всей компашкой. - Вы снова вперед меня пришли, а значит платите за меня в кафешке в следующий раз.

+8

15

Семгу не обжаривают, - малышка Джесси строчит в фэйсбуке рецепт 'правильного' рийета, любовно стучит по клавишам десять, пять, двадцать минут. Кичиро - неаккуратно разрисованная двухмиллиметровыми декопен канавка. На безрамочной панели пара точек - утонувшие в радужке зрачки Гентоку, поди пойми, в какую сторону закатываются. Разворот стрипа, в котором красавчик не знает номера инспектора, выглядит, как вялый набросок; задней мыслью он думает о пальцах подружки, промахивающимся по стертым кнопкам кей-ту. На ломанном английском пишет, что все пропало. Понимаешь, Джесси, абсолютно все - вода выкипела, а рыба задета погорелой коркой; измельчить в блендере и оставить замораживаться в холодильнике, а потом вскользь - папочка, Ваша овсянка не более, чем переработанные старым псом Рубакой субпродукты, на вкус и запах не лучше, чем его же - мохнатого - дерьмо. Почесывает голову и оценивающе пробегается глазами по горе грязной посуды; на часах меньше тридцати минут до новой порции приковывающего к кровати клозапина. Папочка любит омурайсу, любит все, что неаккуратно кладут в окасама-ранчи - жирное, вредное, отравляющее. Любит все под стать себе.

Кичиро - неликвидное месиво, растекается по кухонным тумбам, выпутывает запястья, бесстыдно заглядывает в бездонные глаза - покрытый накипью котел для истязания грешников со всего Чайна-тауна. Дразнит, растекаясь лицом в театральный минор, и шепчет сквозь сцепленные зубы: я делаю это в меру своих возможностей. Клац. Слепой замах. Устрашающий, наспех. Клацклац. Тарелки разлетаются вдребезги от соприкосновений с кафельным полом. Клацклацклац. На белом размазана стертая в мясо рыба; по виду - настоящая блевотина [папа, это напоминает мне о Вас]. 

Кичиро - огромное недоразумение - некогда осторожный вдруг налетает на каждый предмет их раздолбанной квартиры. Он открывает рот, глотает воздух и хочет расхохотаться; привычно, весело, по-приятельски уточнить, куда его маленький друг собрался, не попрощавшись с хмурым гризли, с минуты на минуту желающим отведать сочного сырого мяса. Открывает рот, и говорит. Открывает рот, и перед глазами Кичиро - его холодный взгляд; залитая кровью радужка в отражении автобусных стекол.

По левую руку - Матой, в наушниках сверлит утратившей вкус жвачкой 'кам тейст зе бэнд'. Асфальт шумно жрет заезженную резину, вороновым криком - скрипом - забираясь под кожу. Забираясь вместе с кроваво-красными глазами и шумным - кажется, моя - выдохом. Движения резкие, движения рваные - ребром ладони растереть слюни, стекающие по подбородку на помятую рубашку, подцепить средним и указательным петличку на ранце, со скоростью дорожного бегуна пересечь салон с шумным 'погодите. пожалуйста, не трогайтесь'. Глухое 'бам'; последнее и самое главное - встретить лбом стеклянную дверь, закрывшуюся в последние пару секунд.

- Доброе, - невеселая улыбка [губы едут вверх неестественно, когда редкие солнечные лучи выхватывают заспанное лицо из общей картины спешащих на церемонию людей], - утро, Сейдо.

В голове хрипло: и, пожалуйста, пусть эта шишка будет худшим, что случится теперь.

Еще пара минут, и ноги немеют. Каждый шаг - нервное 'глык'. Глык; деда, мне точно понравится? Глык; деда, я точно не буду аутсайдером? Ну, неудачником. Лузером. От-ще-пен-цем. Глык; деда, они точно ничего не слышали? Деда разъедает спину Кичиро бескомпромиссной ложью: ты, Кичиро... ты, знаешь, один из самых добрых людей, которых мне удалось встретить на своем жизненном пути. Это. нет. Это гл... нет. Это главное. нет. нетнет. мотает головой Гентоку, гипнотизируя взглядом плывущий потолок. Очередной 'глык' - километровые списки учеников, шатко прицепленные к стендам, и ни одной знакомой фамилии поблизости; в потоке лиц Кичиро плывет к воротам, словно умалишенный чеканя лишь одну молитву: это все сон.

Все, что было раньше, - напоминает себе Гентоку, - сон. щелкщелк пальцами. Просыпайся, Кичиро-кун, пора на урок.

Глаза бегут по списку - просыпайся - и вот оно. I-B. Он нелепо шепчет, тянет, выводит губами; будто пробует на вкус - судьба ли это или просто чья-то злая шутка?

- Впрочем, плевать, - наконец громко смеется, примагничивая неодобрительные взгляды. И на это, - говорит себе, - тоже.

Замечая несколько голов, через левое плечо обращенных в свою сторону, Кичиро пробирается рукой в карман брюк и резко выныривает, сложив вместе средний и указательный; задувая дуло импровизированного ствола, смеется глухо и глупо, впрочем, чувствует себя ровно так же. В голове: разве это так сложно для тебя? В голове: поиграй в хорошего мальчика; просто сделай себе одолжение и не валяй дурака.

В голове раз за разом бьется одна и та же мысль. Раз за разом Кичиро повторяет свой холостой выстрел, параллельно стреляя глазами, орудует взглядом с виртуозностью хирурга, под скальпелем которого нежная кожа разъезжается в стороны, как зип-лок.

- Ну и ну, - гулко присвистывает и чешет затылок, бессовестно заглядывая в лицо рассекающим поблизости мальчишкам и хмурясь в спины как-с-обложки-девчонок, переводя взгляд на свою потрепанную форму и пробегающие перед глазами нули на сберегательном счету; по большому счету, Кичиро глубоко плевать, и лишь лицо выдает: ущипните меня, пожалуйста.

+7

16

Комнату прорезал электронный звон будильника, который оторвал Юри ото сна окончательно. Время было пол седьмого. На дверной ручке, на вешалке, находилась форма, а также записка, где мама (ну это же точно ее почерк!) передала дочке, чтобы она сегодня отправилась на велосипеде. С ноткой иронии также была сделана надпись о том, что мама надеется на то, что до школы девочку довезет не скорая, которая будет поднимать ее после очередного падения из-за мистических обстоятельств. Ибо не может же она упасть из-за своей невнимательности!
Внимательнее нее девочки и мальчика нету! И лишь взрослые, явно из-за своей магии, могут быть внимательнее нее. Этим все сказано!
Она не невнимательная!
Одежда была уже на девушке. Сейчас она приводила в порядок волосы, за ночь ставшие из гладких и прямых - в запутавшиеся и похожие на последствия локального апокалипсиса. Рядом стояла резинка для того, чтобы закрепить копну рыжих волос в хвост. Но, ей сегодня захотелось обойтись без этого, и попробовать один день ходить без своей привычной косы на боку. Как это будет ощущаться? Действительно ли волосы во всем запутаются, и их придется срывать, как пугала мама?
На стульчике перед письменным столом висела сумка. Та, что вообще никак не сравниться с рюкзаками прошлых годов, которые были точно маленькие дома, которые приходилось носить у себя на спине, а потом подолгу лежать, наслаждаясь тем, что наконец у тебя нету груза. Ну или читать то, что задали. Или просто читать.
Все же, сумка была непривычно легкая. Хотя... Сегодня же первый день, значит, можно без нее?
Нет! Нельзя! А вдруг окажется, что все принесли сумки, и лишь одна Юри, глупышка, не взяла ее! Вот позор-то будет. Она же потом в глаза маме с папой смотреть не сможет пару дней, пока не обнимет их, и не попросит прощения за свою глупость. Предварительно упав на колени, и сделав лицо пожалобней.
Теперь точно все. Для того, чтобы невелировать ощущения от пустоты сумки, она заполнила последнюю томами манги, самыми разными. А еще положила туда свой пенал. Куда без него-то. Ага, куда, в первый день-то, скажет кто-то, но она в ответ лишь улыбнется.
А тем временем, время было уже семь. Если она продолжит томить, то может и опоздать! А кому хочется опаздывать в первый день? Правильно, никому!
Она выскочила из дома, забыв позавтракать, и села на велосипед. Утро сегодня было ясное, все отлично видно. Причем было еще и относительно тепло, так что можно было не бояться простудиться по своей глупости, не надев на себя куртку.
Улицы были как улицы. Она на них выросла, и уже неплохо знала. Теперь главное запомнить дорогу до школы, и можно вообще ни о чем не беспокоиться! Сегодня, наверное, у Токиоми было подобие идеального дня. Она будет на церемонии открытия. А это явно будет красиво! И, наверное, интересно, очень интересно!
Она, наконец, доехала до школы. Пару раз она практически врезалась в столб, пока осматривалась по сторонам, пытаясь выцепить для себя кадр покрасивее, но потом поняла, что сейчас это будет максимально плохой идеей, и отложила все это на потом.
Она шагала. Все же, здание ей казалось очень красивым. Его хотелось пожирать взглядом, смакуя каждый элемент. Наверное, это была магия нового места.
А когда она сверилась с часами на телефоне, поняла, что надо уже спешить! Время без десяти восемь.
Она бегом зашла в здание, и побежала в класс, пару раз перед кем-то извинившись. Перед дверью в комнату с заветной табличкой "1-B" она перешла на шаг, и затем зашла вовнутрь, и огласила свое прибытие парой слов:
- Токиоми Юри, рада со всеми познакомиться, уму! - На ее лице заиграла привычная улыбка с сощуренными глазами.

+7

17

До школы Сузумэ добралась вовремя. На удивление. Выходила та поздно, едва не проспав, практически не заметив, как прошла поездка в электричке — даже если её пытался кто-то доставать, Сузумэ попросту этого не заметила. Когда глаза более-менее начали кооперироваться, оставаясь в относительно открытом состоянии, она уже была на территории школы. К счастью, ученики хотя бы немного рассосались перед стендом с именами и классами соответственно, так что сильно толкаться ей не пришлось.

Не говоря уж о том, что её, как показалось, немного обходили стороной — незнакомое лицо в купе с достаточно высоким ростом не то инстинктивный страх внушали, не то ещё что-то подобное, но когда Сузумэ подошла к нужному стенду поближе, оставшиеся поблизости ученики словно бы расступились, освобождая ей необходимое место — так, чтобы даже краешком рукава её не задеть.

Не самая привычная реакция для неё, хотя подобное, конечно, совсем не смутило.

Немного растерянно пригладив волосы, — времени на сборы у неё не было, поэтому в порядок она себя приводила уже по дороге в школу, так что реакция вполне могла быть списана на её немного заспанный, недружелюбный вид, — Сузумэ потратила пару драгоценных мгновений, чтобы найти своё имя — внимательность с утра пораньше страдала даже больше, чем в любое другое время.

Больше всего ей хотелось дойти до своей парты, положить голову на сумку и проспать до середины дня, если получится.

Сразу было заметно, что в школе все друг друга знали — не удивительно, по правде говоря. Везде так было, даже там, где она раньше училась, хотя прошлая школа Сузумэ была побольше и попристижнее. В подобных школах, как ей представлялось, все знали друг друга в лицо, так что общее смущение от новенькой могло иметь место. Сузумэ обладала неплохим чувством собственного достоинства, чтобы не ставить под сомнение собственную заметность.

Проблема была в другом.

Как, не будучи знакомой с самой территорией школы, ей найти нужный класс?...

Она обвела безразличным взглядом оставшихся во дворе учеников — настроения у неё с утра никогда не было, особенно когда проспать удавалось не больше пяти часов, — Сузумэ моргнула один раз, медленно переваривая визуальную информацию. Да, совсем неподалёку стоял вполне знакомый ей индивид.

Юсиро Рёмо. Приземистый и крашеный, в компании ещё двух-трёх индивидов. Тоже крашеных?…

Впечатление хулигана он не производил, но как знать, вдруг он только прикидывался немного поехавшим?

Нацепив таинственную, соблазнительную по её мнению улыбку себе на лицо, Сузумэ направилась прямиком к своей цели. Одну ладонь положила на плечо Юсиро, второй рукой — слегка приобняла. Недостаточно крепко, чтобы прижиматься, но всё же совершенно фривольно. И неприлично, если так подумать.

— Доброе утро, дорогой, — почти промурлыкала она рядом с его ухом и перевела откровенно веселящийся взгляд на окружающих его одноклассников: — Представишь всем свою девушку? И неплохо было бы проводить меня до класса. Я здесь новенькая и не знаю, в какой стороне…

Сузумэ запнулась, выуживая в памяти то, что всего пару минут назад высмотрела на стенде.

— 1-B, кажется?

Отредактировано Оомори Сузумэ (2019-10-14 21:19:17)

+7

18

Сакаи заметил жест Китамуры и удивленно моргнул, пытаясь понять что именно тот хотел предпринять. Но через мгновение до него дошел смысл непривычного ему приветствия.  В прошлой школе традиции были “под старое доброе прошлое” и рук понятное дело там никто не подавал.  А те с кем он здоровался за руку,  обычно не обращали внимание на перчатки, да и сам жест украденный из западных шоу выглядел не так. Сакаи уже сделал вид что ничего не заметил и  собирался было представится в ответ, но не успел, поскольку сзади раздалось настойчивое требование дать дорогу.  Ашитака оглянулся, гадая кто же умудрился настолько встать не с той ноги, чтобы начать учебный год с наезда.
Девчонка. Высокая, немногим выше его самого. Ашитака скосил глаза, на костяшки пальцев, красноречиво говорящих о том что юная леди, либо занимается в неких секциях, о которых он не слышал, либо ведет весьма оживленный образ жизни. Скорее второе, исходя из манеры держаться. Рассматривая зеленые глаза и светлые волосы в голове промелькнула мысль что наверное зря он волновался за внешний вид. На общем фоне весьма вольных правил школы и яркого класса, он просто затеряется.
Тон, предложения подвинуться, был вызывающим, но толика рациональности в грубых словах была. Да и затевать ссору по пустяку в первый же день было откровенной глупостью. Пожав плечами Ашитака  шагнул в проход между партами освобождая дорогу, и выкинул “гяру” из головы. - Прости, отвлекли. Сакаи. Сакаи Ашитака. Рад знакомству, Китамура-кун. - Ашитака поклонился, приветствуя нового товарища, и выпрямился не дожидаясь пока тот ответит на поклон.
- Ты не знаешь, парты тут назначают, или выбирают?

+5

19

Глаза – зеркало души. Но что, если это зеркало занавешено длинной чёлкой?

Китамура тонул в собственной неубедительности. Обычно он реагировал, полностью полагаясь на ответ собеседника. Даже, скорее, на его первичный невербальный отклик. Но тут он словно пытался разглядеть чёрного кота в потёмках. Отчеканив вежливое приветствие, первоклассник почувствовал себя максимально не-у-ют-но.

Вот вы задумывались, как ощущает себя прилипший банный лист? Очевидно, что ему мокро, холодно и липко. Да и хотел ли этот лист вообще к вам цепляться, раз уж на то пошло? Может, случайный поток под названием "горькая судьба" (чуть левее Гольфстрима, если вы не в курсе) к вам его прилепил? Он рад бы отстать, вот только вы – его единственный билет в этот большой незнакомый мир из душной рутинной суматохи. Примерно такие мысли вихрились внутри Китамуры. Парень доподлинно знал, что не заговори он с Ашитакой в момент, когда судьба столкнула их лбами, он точно просидел бы весь день один-одинёшенек в квадратных пределах своей парты. А что может быть неудобнее, чем молча сидеть сложа руки в ожидании начала занятий, отсвечивая при этом своей приметной головой? Сидеть, пока все активно знакомятся и заводят новую дружбу. Сидеть и не знать, куда деть глаза. Конечно, он вполне мог бы состроить из себя загадочного одинокого волка, да вот сердце подсказывало, что эта роль уже была кем-то занята. Так или иначе, мыслей в голове вертелась целая куча. Из-за их обилия дружелюбная улыбка на молодом лице криво перекосилась. За незначительный в мировой истории промежуток времени Сейчиро успел и расстроиться, и порадоваться, и озадачиться. Всё успел сделать, кроме того, чтобы узнать реакцию Ашитаки на его неудавшееся приветствие.

Благо, подоспела "разрядка". Впрочем, появление девчушки с локонами цвета солнца едва ли можно было назвать хоть сколько-то успокаивающим. Недружелюбный громогласный рявк раздался из-за спины парня в перчатках. За своими тягостными раздумьями Китамура тоже не успел заметить её появление вовремя. Своеобразная предъява звучала волне обосновано. Парни действительно перегородили дорогу и по вине рыженького до сих пор не освободили проход. За силуэтом высокой незнакомки Сей даже заприметил чью-то хрупкую тень. Стоявшей за дверьми девушки не было ни слышно, ни видно: по всей видимости, она решила мудро переждать за пределами класса.

И...извини, — запнулся Сей, переводя взгляд обратно на Марико. Юноша шагнул вбок, последовав примеру собеседника. Оный оказался не из робкого десятка. Окинул девицу беглым взором, да просто пожал плечами. Китамура же поёжился, заметив явные следы от прямых ударов на костяшках её пальцев. Да уж, с такими лучше не связываться. Хорошо, что парень принёс извинения. Только забыл подобающе поклониться, но об этом он припомнит уже ближе к вечеру. Наконец, путь был расчищен, и дальнейшему продолжению диалога ничего не мешало.

Секаи Ашитака представился, запустив механизм мысленного письма в голове будущего отличника. "Мир", "Сокол" и всё в таком духе... Проще было вспомнить, как оно выглядело на доске у входа, чем за считанные секунды перебирать варианты. Китамура пытался понять, как пишется имя его первого знакомца в классе I-B, и сам не заметил, что повторил приветственный поклон. В этом был весь он – воспитанный (бабушкой надрессированный), теряющийся в беседе с незнакомцами и задумчивый.

Думаю, до начала занятий мы можем занять любую, — в этот момент жестом руки юнец указал на предпоследнюю пару у окна. Там, вдалеке, сидела рыженькая девушка в наушниках. В её руках находилась приставка. Тонкие пальцы нежно обнимали ценный предмет, а взгляд был устремлён прямиком на маленький экран, не выражая ничего, кроме глубокой заинтересованности в происходивших на нём событиях, — Хотя я не советую метить на парту за Её спиной. Учителя наверняка устанут кидать замечания в ту сторону. А где внимание преподов, там нет места шпаргалкам и досыпанию прерванного сна. Хотелось бы обзавестись местечком в слепой зоне на всякий случай.

Китамура как-то разошёлся. Последнее хоть и было сказано с ехидной усмешкой, но звучало ровно и членораздельно. Куда спокойнее, чем его несмелое пережёванное "извините". Тут в кабинет вошла новая девушка. Как ни странно, рыжая. Людей с яркими волосами в классе уже было предостаточно, но в полку всё прибывало и прибывало. Сейчиро надеялся, что современные молодёжные тренды отвлекут внимание от его локонов, но теперь на этот счёт он уже полностью успокоился. I-B – самый яркий и лучезарный! Припоминая манеру речи Марико, можно было сказать, что этот класс запомнят не только учащиеся, но и учителя.

Токиоми Юри ворвалась в школьную атмосферу и громко представилась. Прямо с порога, как ни за какие деньги не смог бы Сейчиро. Но напомню, что он уже "разошёлся", а потому, повернув голову на звук, промурчал: "Добро пожаловать, Токиоми-сан!"

Отредактировано Сейчиро (2019-10-15 02:51:40)

+7

20

Ухмылка чунибьё стала лишь шире. Вэй Хуалун, его верный брат по оружие по прозванию Харуна! Его язык всё так же остёр, затмевая славу любого легендарного меча! Рёмо собирался было ответить привычно-драматично, благо текст позволял выдать мысль "нет, как же так, не покидай нас!" разными способами.
Как можно понять по предисловию, рыцарь-маг всия Кёя не имел подобной удачи. Не имел возможности выдумать остроумную ответку одному из своих лучших друзей, ведь настоящего героя всегда находит беда! И дело было не столько в неприлично близких контактах с людьми о заграничных корнях, или колких словах выходца из Срединой Империи. С этим уровнем смущения Юсиро мог бороться. Слова другого лучшего друга, Хара Ясуши - вот что стало мощным джебом поддых потомку магических династий!
- С-с-с-с-с-с-сестра?!
В качестве очередного лирического отступления - вовсе никак не связанного с гипотетической необходимостью каких-либо людей из иного мира сочинять тексты соответствующих размеров, воспевая человеческое стремление быть частью нормы! - Ясуши и Рёмо знакомы с самого детства, и второй имел какие-то детские воспоминания о кузине своего бро. Милой, скромной, маленькой девочки, никак не способной быть этой знахарке девяносто девяти грехов!
- Хара, погоди, здесь какая-то ошибка! Это подстава! Ловушка! Злой клон! Нет никаких шансов что Ариса-тян и князь тьмы могут быть одним человеком!
В голосе несчастного слышалась откровенная паника. Высвободится, впрочем, паладин не успел. Более того - клещи сомкнулись, окружая его армию, вонзая кавалерийский клин в его тылы! Тайная засада ударила, слова звучали военными хлопушками, уничтожая мораль войска рыцаря-мага!

Юсиро Рёмо молчал. Его лицо, словно податливая глина, стало блаженной улыбкой Будды. Старшеклассник познал нирвану, дзэн, паранирвану, сатори и щепотку истины о вселенной. Почти стал просветлённым, несущим покой миллионам страждущих избавления от страданий. А ещё, какой-то везучий красавчик-извращенец стоял на заметном месте у школьных ворот, зажатый между двумя привлекательными девушками. Везучий засранец. Враг всех мужчин. И женщин. Словом, просто козёл!
... погодите ка, разве это не он сам?
- Я чувствую себя главным героем гаремника, - устало поделился он с окружающими, - На удивление, ничуть не приятно.
Он всё ещё любил Рей, подозревал что в него влюбилась старая одноклассница Ран, был назначен практически полной незнакомкой Сузумэ в БОЙФРЭНД-ы, и притворяющаяся сестрой Ясуши дьяволица чего-то от него хочет после того как смотрела на его обнажённое тело похотливым взглядом суккуба. Ещё немного девушек в его жизни, и он точно останется девственником до конца дней своих.
Мир - аниме жанра СЛАЙС ОФ ЛАЙФ, а не эччи-хентай! Слишком много женщин означает невозможность получить и одну! Зная всё это, разве может он сделать что-то кроме коронного смеха, полного скрытого отчаяния?
- АХАХАХАХА!

+9

21

Тряхнув головой что бы откинуть с глаза отросшую, но всё еще не поддающуюся резинке челку, Сакаи посмотрел в сторону любительницы игр на портативных девайсах. Сам он так и не успел пристраститься  ним, ему больше пришлись по вкусу аркады. В них была особая своя атмосфера, и там он провел много веселых часов с приятелями.
                   Не найдя ничего особо порочного в девченке, Ашитака перевел откровенно изучающий взгляд на своего нового знакомого, гадая о причинах его иронии. Китамура действительно обеспокоен возможностью сачкануть и риском ее потерять, или это просто первое что пришло в голову ввиду волнения? Или может у него какие старые счеты с той девчонкой? Теоретически, хотя бы часть учеников должна была быть из местных средних школ. И иметь в достатке историй, в маленьком городке то. Если да, то становится на чью либо сторону не зная обстоятельств - последнее дело. Сакаи хорошо знал цену поспешных решений и свел свой ответ на нейтральную тему.
    - Как мне кажется это зависит как от правил школы, так и от учителей, Китамура-кун. Правила как я заметил тут достаточно свободны. Возможно это будет распространено и на электронику, это бы облегчило нам жизнь.
        Он поднял руку демонстрируя, включившую экран часов, полоску браслета. Сакаи воспылал любовью к  достижениям современной техники как только ему в лапки наконец то попал нормальный смартфон. Сакаи по достоинству оценил возможности маленького компьютера в шаговом доступе, с постоянным подключением к сети. И его до сих пор занимала игра в “сам себе тамагочи”, обращавшая привычную рутину в число шагов, график ритма сердца и множество других, забавных данных. Некоторые из которых даже были не бесполезны.
    Но ответ и усилия сохранить вежливую нейтральность оказались ненужными. С исчезновением пробки в дверях, оттуда начали появляться их новые одноклассники.  И  одноклассницы. В частности еще одна рыжая девчонка, с порога громко гласно объявившая свое имя с лучезарной улыбкой.  И к некоторому удивлению Сакаи, Китамура решил ей ответить. Еще одна старая знакомая?
         - Доброе утро, Токиоми-кун.
Ашитака приветственно поклонился, считая что представляться в ответ на весь класс будет всё же неудобно по отношению к остальным одноклассникам. Можно представиться когда улыбчивая одноклассница подойдет ответить на приветствие, или просто дождаться когда их начнут предоставлять друг другу учителя, или как тут это принято.

Отредактировано Сакаи Ашитака (2019-10-15 14:33:28)

+5

22

Прежде, чем Ариса получила ответ на свой вопрос, произошли две вещи. Во-первых, нудист с берега реки оказался не кем-нибудь, а другом ее кузена, что само по себе было поводом для смятения. Она разжала пальцы с таким видом, как будто обо что-то обожглась, и сделала тактический шаг назад, буравя извращенца недобрым и недоверчивым взглядом.
Во-вторых, из-за спины раздался вкрадчивый голос, каким обычно принято озвучивать призраков и антагонистов - Ариса сделала тактический шаг вперед, чтобы обладатель этого зловещего говора не стоял у нее прямо за спиной, но вышло так, что она снова оказалась слишком близко к рыжему извращенцу. Поэтому, покрутив головой, Ариса сделала тактический шаг вбок и, могло показаться, что еще немного, и она зашипит, как кошка, которой отдавили хвост.

- Тебе никто не говорил, что подкрадываться к людям нельзя? - бровь Арисы нервно дернулась.
Впрочем, претензий к мрачному типчику она не имела. Сказанное им удачно дополняло ее картину мира - рыжие парни на речном берегу, которых поймали с поличным за "ловлей дракона" на всякие там "анальные рапсодии" всенепременно должны были считаться извращенцами! Так что Ариса скорчила брезгливое лицо, но промолчала.

А потом, не успела она и слова вставить, появилась какая-то девица, утверждавшая, что рыжий извращенец - ее парень.
- Хаа? - сказала Ариса, подняв бровь. "Хаа" в данном случае значило следующее: "неужели нашелся кто-то с достаточно низкими стандартами, чтобы вступать в отношения с этим полоумным первертом?", но Ариса была слишком вежливая, чтобы озвучивать это вслух. Да и девица вроде бы выглядела достаточно прилично - никак не в пару кому-то настолько дурному.

Впрочем, под скрип шестеренок в голове пришло осознание того, что для нее, Арисы, в этом было мало чего хорошего. Ясуши никогда и не за что не должен узнать, что она, Ариса, десять лет прожившая не где-нибудь, а в АМЕРИКЕ, и силу обстоятельств снизошедшая до их родного захолустья, в слезах убежала от какого-то придурка, который проявил к ней РАСИЗМ. Да и девица эта, если она и впрямь его девушка, наверняка с трудом поверит в то, что ее дорогой дрочит на всякую похабщину, любуясь прекрасным зимним закатом.
Впрочем, может и поверить.
Тогда это станет проблемой уже для него.

Так что...

- Нет, мы не знакомы! - лицо Арисы озарилось белозубой американской улыбкой, когда она повернулась к Ясуши, - Я перепутала его! Он просто похож на Джерри, парня, с которым мы учились пару лет назад. Тот еще чудак, этот Джерри! Любил ходить по школе абсолютно голым! Потом его исключили, и он пропал без следа! Кто-то даже говорил, что он сделал операцию, стал женщиной, и покончил с собой! Я тааак удивилась, когда подумала, что он тоже учится здесь!

Ариса пару раз хлопнула глазами и, чтобы подчеркнуть то, насколько ситуация обыденна и беззаботна, рассмеялась звонким девичьим смехом, никак не уступающим по громкости тому, как смеялся сам рыжий.
Даже рот ладошкой прикрыла. Чтоб беззаботнее казаться.

Взгляд ее встретился с приобнимающей рыжего девицей. Ариса умолкла.
"Моргни, если он заставляет тебя притворяться его девушкой," - одними губами прошептала она.

+10

23

“На заметку:” - начала мысленный диалог Котори, подходя к школе - “Больше не выходить за полтора часа до начала, что бы ни случилось.” Не то чтобы у нее был выбор. Он, конечно, был, но тусить дома утра, в первый день занятий, явно было плохим решением. Папа, как всегда, сбежал из дома достаточно быстро, оставив дочку в тот момент, когда он только выползала из своей комнаты, и, в общем-то, его можно было понять. Открыться надо было как можно раньше, так что ему прийти заранее на работу было только в радость, не говоря уже о том, что так он исключал любую возможность опозданий со стороны подчиненных и, как следствие, дополнительных проблем. Ишимуре-младшей же оставалось только сделать себе завтрак, поесть и, не торопясь совершенно, отправиться в путь.
Слишком рано, чтобы заходить в сеть. Слишком рано, чтобы писать смски. И тем более слишком рано для того, чтобы ждать хоть кого-нибудь в чате. Вероятно, именно по этой причине, закончив с едой и вынув из холодильника заранее приготовленную коробочку с обедом, еще с вечера, Котори решила не оставаться дома еще на минут сорок, и побрела в сторону школы, мимо улочек, прекрасно осознавая, что стоит ей сесть на велосипед – и время ожидания, пока занятия начнутся, резко увеличится. В разы. И сидеть еще кучу времени в классе Кото точно не хотелось, учитывая, что без этих самых занятий делать там было совершенно нечего.
Ей просто надо было прийти вовремя.
Не раньше, не позже, а вовремя, чтобы уменьшить то самое время сидения за портой в полном молчании в окружении людей, которые пока будут болтать и что-то обсуждать. Нет, конечно, сиди она в классе одна, это не было бы проблемой, но когда над головой постоянно кто-то гогочет, это действует на нервы. Притом, не в таком виде, что любой открывший рот вызывал приступ гнева, нет. Скорее, к разговорам хотелось присоединиться. Только вот шанс на это в свое время был упущен. По крайней мере, в прошлом году, сразу после перевода, большая часть знакомств уже была сформирована, и новая девочка, как бы необычно она не выглядела, вряд ли была кому-то нужна. По крайней мере эта точка зрения была абсолютно логичной для Котори, и проблем с ее принятием у одноглазой не было.
Тем не менее. Это был новый учебный год. И, как оказалось, новый класс. Потому как, чтобы найти свое имя в списках, Ишимуре потребовалось достаточно много времени. Достаточно, чтобы начать задаваться вопросом “А не выкинули ли меня из-за случайности какой-нибудь?” Что было, конечно, абсурдно со своей стороны, но вполне возможно ,когда ты просматриваешь и просматриваешь эти треклятые списки уже в третий раз. Но на третий выдохнуть и успокоиться все же удалось – вот она. Ишимура Котори. В 1-В. Все в порядке. И там, кажется, новые люди. Новые ученики. Кто-то, кого она не знала совершенно.
Окажись там знакомые имена, Кото бы сделала нервный глоток, но, нет. Кажется, никого. Что было даже лучше. И, поправив воротник, девочка с черными как смоль волосами и одним единственным глазом, на фоне этих самых волос напоминающий тлеющий уголек в темноте, отправилась вперед по коридорам школы, где ей придется учиться еще три года.
И, скорее всего, это будут три одиноких года. Очень. Одиноких. И это было абсолютно нормально. У нее была поддержка. Именно по этой причине, когда дверь в класс в очередной раз отворилась, на пороге стояла не зашуганная нервничающая фигура, а вполне себе отчеливо уверенная в себе фигура. Визуально, конечно, они никак друг от друга особо не отличались – в обоих случаях через дверной проем бы прошла Котори в летней форме, всеми фибрами своего тела старающаяся не глазеть на других людей. Нет, она как можно скорее хотела просто выбрать какое-то место.
И вот тут была дилемма.
Сядь впереди – придется работать и отвечать на все вопросы учителя. Быть отличницей. И одной мысли об этом Кото хватило, чтобы сразу отмести весь первый ряд. И второй тоже. Место у окна? Нет. Тем более не в заднем ряду у окна – тогда придется быть “главной героиней” и уныло смотреть в окно все три года. Ну один, как минимум, точно.
И время на размышления заканчивалось.
Быстрый взгляд – все места у стены, кажется, заняты. Там вон компашка каких-то людей. Ох. Быстрее, думай быстрее. Посередине? Ладно, не так уж и плохо. Посередине подойдет, да, посередине.
И черноволосая одноглазая девочка, не произнеся ни звука, молча прошла к незанятой парте посреди класса, поставив рядом с собой сумку, и, сложив руки на деревянной поверхности, наконец-то смогла выдохнуть. Фух. И тут к ней постепенно начал возвращаться слух. И ощущение окружающей реальности. И теперь Котори было интересно. Потому что было время и силы сконцентрироваться на окружающих. Голова повернулась  на несколько градусов, к окну. Так, чтобы можно было хотя бы исподтишка глянуть на тех людей, что уже собрались в классе.
“Блондинка.”
Взгляд забегал. От одного человека к другому. “Блондин. Брюнет. Брюнетка. Рыжая. Стоп, это что, свич?!” Быстрый осмотр класса превратился в детальный и, как только Кото снова развернулась лицом к доске, вид у нее был такой, будто она попала куда-то не туда. Совсем не туда. Затем она сглотнула. И вспомнила среднюю школу, в которой была жесткая форма. В которой были жесткие правила. Относительно причесок в том числе. Но не здесь. Значит, теоретически, можно было бы сменить цвет волос. Наверное. Можно было  бы. Только вот повязки на глазу и так было достаточно, чтобы Котори выделялась.
Снова сглотнула. Ладно. “Ладушки. Все нормально. Никто здесь никого не знает.” - мысль, разбитая напрочь тем фактом, что позади кто-то что-то обсуждал на крайне дружеских тонах. “Йеп. Одна. Опять.” Это не был класс одиночек. Это был класс, куда попали, похоже, друзья друзей и их друзья. И в этот раз одной одноглазой тоже вряд ли найдется в этих компаниях место.
“Ничего. Ладно. Чему я удивляюсь? Я уже привыкла.” Взгляд чуть опустился, начал изучать поверхность парты. Слегка поджатые губы же выдали определенный уровень нервозности, разве что, довольно неплохо подавляемый. Нервозности, а еще желания тоже завести друзей. Но вот этот пункт подавлялся просто всей мощью разума Котори.
Ведь у нее были друзья. Просто не в этом городе. Даже не “Были.” Есть. Все еще есть. Надо только было дождаться вечера.

Отредактировано Ишимура Котори (2019-10-15 17:24:59)

+7

24

В какой-то момент Рикке надоело играть.
Не потому, впрочем, что игра была плохой, скорее... её отвлекали. Никто специально этим не занимался, конечно, но тебе приходится делать усилие, чтобы не обращать внимание на пространство вокруг себя, где происходило всякое. Наверное, происходило.
Рикке казалось, что все смотрят на неё.
В какой-то момент ощущение дошло до той стадии, когда Синдзё включила паузу и внимательно осмотрелась вокруг.

Сперва взгляд как-то сам собой упал на мальчишку с медными волосами, но тот определённо не смотрел на Рикку и болтал с каким-то черноволосым юношей. Затем в класс пришла, видимо, их подружка, поскольку стоило ей, вестимо, поздороваться, как оба школьника отреагировали, наверное, взаимным приветствием. Их движения не оставляли сомнений в их намерениях.
Рикка украдкой вздохнула.
Неужели, здесь уже так много компаний? Из-за наушников, в которых играла музычка, — между прочим, весьма неплохая, — она ничего не слышала. Решив исправить сиё недоразумение, Рикка вытащила капельки из ушей, встала со своего места и проследовала к окошку: подышать свежим воздухом.
Она частенько слышала об этом мистическом методе, «подышать свежим воздухом», но всякий раз, прибегая к нему, оставалась с ощущением, что её где-то надули. Воздух определённо был незаезженным, насколько это вообще возможно в такой местности, но особого вдохновения после дышательства Рикка не испытывала.

Думая о превратностях судьбы, Синдзё опёрлась на подоконник и невольно обратила внимание на яркую компанию на улице.
Те громко разговаривали, шутили и корчили страшные рожи. К счастью, Рёмо Рикка не узнала. Не с такого ракурса, да и два года с тех пор прошло — столько не живут.
Рядом с ними стояла иностранка. Это точно. Прищурившись, Синдзё оценила её весьма высоко, — красивая! — и, тяжело вздохнув, скуксилась; к таким подойти и завязать знакомство особенно сложно.
А Рикка, будучи частью школьной жизни, неосознанно затягивалась в эту непроглядную пучину, ощущая неопределённое непреодолимое давление, призывающее Синдзё тоже с кем-то заобщаться.

Закрыв окошко, хотя оно никому особо и не мешало, благо ветер вежливо отсутствовал, Рикка вернулась к себе на место. Синдзё включила было свич, но через несколько томительных секунд размышлений отложила его в сторону.
Нет, конечно, она в него ещё поиграет.
Но ей определённо нужен партнёр. Внутренний радар Рикки отправился внутрь класса.
«Рыжеволосые и самурай» не подходили. Во-первых, они явно были хорошо знакомы, а в такую компанию всегда тяжело вписаться. Во-вторых, у неё только два джой-кона, и нет с собой пати-игр.
О том, чтобы приобщиться к компании на улице даже речи не шло — слишком рискованно. Ещё и выходить куда-то нужно.
Надо найти одиночку. Такую же, как она сама.
Как уже упоминалось, Рикка не была хиккой, а значит — для неё не было проблемой подойти первой.

Светловолосая хулиганка, — кем она ещё могла быть, с таким-то взглядом, ростом и всем прилегающим? — тоже мимо. Драться она, наверное, прямо в классе не полезет, но Рикка хотела добраться до дома живой. Да и не интересны труженикам кулаков и пера компьютерные игры, наверное.
Тору (к сожалению!) Рикка не заметила. Маленькую девочку, невесть как пробравшуюся в старшую школу, тоже. Да и была ли она вообще? Рикка помотала головой, прогоняя наваждение.
Совсем рядом сидела черноволосая таинственная особа с повязкой на глазу. Смотреть на неё прямо Рикка не рискнула — неприлично как-то (неужели у неё и правда только один глаз?), и неловко, и вообще... и всё бы ничего, но уж больно строго она выглядела. И таинственно. Страшно. Нет-нет-нет! Ни за какие онигири!
Тогда Синдзё печально вздохнула и обратила взгляд вперёд. Она ни на что особо не рассчитывала, но как оказалось, перед ней кто-то был!

Длинные волосы и летняя форма не оставляли сомнений — девушка. Это хорошо. С парнями знакомиться сложнее.
Кажется, чем-то занята.
Приподнявшись, Рикка постаралась заглянуть ей за плечи и узнать, чем именно. Отчасти манёвр удался: таинственная незнакомка читала. Увы, Синдзё не смогла разобрать, что именно. Но чтение — это определённо хороший знак! Рикка и сама читала много! Когда-то... ну, пару лет назад... ладно, пять лет назад.... но определённо было же! И ей даже нравилось!
Просто потом в её жизни появились компьютерные игры, затребовали много места и впоследствии вытеснили старое увлечение. А книжные экстрадированные беженцы так и остались, забытые, где-то на верхних полках.
Что же, это была идеальная цель.
Рикка осторожно потянулась к её плечу, которое полупохлопала-полупотрогала, с превеликой осторожностью, с целью привлечь внимание к себе. Когда миссия удалась, Рикка смущённо улыбнулась (она где-то читала, что это — лучший шаг на пути знакомства) и, без лишних церемоний, продемонстрировала свич, совместив это с предложением:
— Не хочешь поиграть вместе?

Отредактировано Рикка (2019-10-15 19:13:09)

+6

25

Не то, чтобы застрявшие в проходе парни так уж ее сильно выбесили, нахамила она больше по привычке, но результат был достигнут и путь был свободен. Машинально еще и осуждающе хмыкнув, Марико уверенным шагом проследовала внутрь помещения и тут же уселась за ближайшую к выходу парту. Место ей казалось идеальным еще со средней школы. Ведь отсюда быстрее можно покинуть класс, чтобы, например, раньше добраться до столовой, или же до уборной, если вдруг приспичит. Еще одним преимуществом данного места она считала то, что в случае, если учитель будет подслеповат, можно будет и вовсе незаметно улизнуть с какого-нибудь особо скучного урока. Правда, как ни странно, она ни разу не пыталась практиковать подобные трюки в средней школе, да и вообще прогуливала всего пару раз.
Впрочем, ее размышления о неоспоримых преимущества занятого места несколько омрачил разговор тех самых парней, что все еще были неподалеку. Пусть это и было неприятно осознавать, но, возможно, места в классе будут распределяться по жребию или еще каким-нибудь способом. Так что оставалась высокая вероятность, что все ее фантазии насчет удачной дислокации собственной задницы так и останутся фантазиями.
Подперев подпорок ладонью, девочка оттарабанила другой рукой ногтями по парте какую-то мелодию, или просто оттарабанила, она все же решила отвлечься от испортившихся мыслей и рассмотреть присутствовавший в помещении народ. Впрочем, как она и предполагала, ничего сверхнеобычного замечено не было. Класс, как класс. Обычные ребята по большей части. Разве что немного пестрый в плане цветовой гаммы волос. В последнем классе средней школы она была чуть ли не единственной, кто выделялся из общей темноволосой массы, а тут разнообразия было куда больше. Но, главное, пока не было замечено кого-нибудь прям бесячего. С одной стороны это было хорошо, с другой – надо же как-то развлекаться! А как развлекаться, если даже не с кем будет поконфликтовать?! Так и без того унылая школьная жизнь станет совсем уж тоскливой. Впрочем, оставалось надеяться, что найдется все же какой-нибудь засранец, который будет девочек обижать или до задротов докапываться. Вот тогда можно будет повеселиться на славу. Пока же Марико оставалось лишь положить сумку на стол и, уткнувшись в нее носом, сделать вид, что уснула. Вдруг и сразу.

Отредактировано Накатоми Марико (2019-10-15 19:57:19)

+5

26

Сегодня был вроде как важный день… достаточно важный, чтобы встать в шесть утра и иметь целый час или полтора на то, чтобы подготовиться к этим самым «важным» делам на сегодня. Под «важными делами» понимался первый день в новой школе. Старшей школе. Уже старшей… Надо же. А ведь, казалось бы, только недавно Кубо точно также вставала и собиралась в свою первую школу… Кажется, она в тот раз пришла аккурат за минуту до начала? А, впрочем, не особо важно.

Больше всего времени ушло не на утреннюю пробежку и даже не на приготовление завтрака. Больше всего времени утром у Наны уходило на то, чтобы привести себя в порядок. А именно – причёска. Мама давно предлагала дочери постричься коротко, чтобы было проще совладать с непокорными волосами, но Кубо-младшая яростно защищала свою серебристую копну, всякий раз повторяя, что «ведь нормально же». В случае чего, она их и сама могла обрезать. Или убрать. Или ещё что. Даже если в итоге всё будет сикось-накось. Тем не менее, с этой частью подготовки было официально покончено, как и со всеми остальными.

Попрощавшись с родителями, который вскоре и сами должны были отправиться на работу, Нана вывела свой велосипед наружу, оттолкнулась, запрыгнула на него и начала крутить педали. Маршрут до школы, в которой ей предстояло учиться девочка за отдых успела вызубрить до корки со всеми поворотами и срезами, так что заблудиться она не должна была. И, в общем-то, не заблудилась. По правде говоря, Кубо искренне наслаждалась поездкой. В наушниках играла музыка, приятный ветерок дул ей в лицо и, в целом, погода была просто чудесной. Думалось только о хорошем.

До школы Нана добралась, что удивительно, без происшествий.  Оставив велосипед на отведённое двухколёсным транспортным средствам место на школьной парковке (где его покой с той минуты стал охранять сэр Большой И Страшный Цельнометаллический Замок), Кубо почти что призраком, всё же, перед охраной пришлось остановиться, промелькнула в здание незамеченной большинством школьников. Большинством. Может, кто-то заметил необычную серебристую шевелюру, но самой Нане было решительно всё равно.

И тут перед девочкой возник тот самый ужасный враг, которого она так и не смогла победить за все её школьные годы. Стэнд со списками классов. И целая куча народа около него. Препятствие, казалось бы, непосильное для миниатюрной девочки, вроде Наны… До 8:30 оставалось ещё полчаса. Успеет ли она?

«Успею, ещё как.» - сказала самой себе Кубо и предприняла первую попытку форсировать живую стену…

О чём и пожалела. Но участь быть стиснутой между другими первокурсниками не пугала девочку от слова «совсем». Это была всего лишь часть школьной рутины. С которой нужно было лишь совладать.

«I-B» – с трудом отыскав своё имя в списке, Нана сумела протиснуться обратно и уже держала путь наверх, к классным комнатам. Она не особо представляла, на что мог бы быть похож её класс, в плане собравшихся в нём людей и, если честно, особо над этим не задумывалась. Пусть это будет этакий «сюрприз»…

Пожалуй, во всём есть свои плюсы. Например, в маленьком росте. Который позволял Кубо относительно легко лавировать между людьми, даже если те встали в дверном проёме. Или, может, дело было в тайминге? Как бы то не было, девочка с серебристой шевелюрой, проявляя чудеса ловкости-

И тут случилось то, чего Нана боялась больше всего. И звук от этого события глухо разнёсся по классу…

Нана споткнулась. И в лучших традициях школьного аниме шмякнулась об пол. И как шмякнулась! Самым, что ни на есть, смачным и унизительным способом! Проехавшись, растянувшись на нём, словно коврик!

- Ууу… - тихо раздалось в той части коврика, которая, по идее, должна была быть голова Кубо. Да уж, первый школьный день начался на «ура»…

+8

27

Со временем Ран начало казаться, что людей даже слишком много. В школе находились определенно не только ученики и сотрудники, были гости. От этого Сугимото немного приуныла. Мама не смогла придти из-за работы. В больнице всегда не хватало врачей, а тем более хирургов. «Все в порядке, Ран…» Выдохнув и «надев» мягкую улыбку, которая все же выдавала толику грусти, девушка поправила сумку, скользнувшую с плеча и подошла к плану школы. «1-В… 1-В… Ага.» И снова выдох, взгляд налево, направо и вперед, искать глазами нужную табличку, а мысли снова где-то далеко. Попадет ли она в один класс с кем-то из старой школы? Всем ли она понравится? Или ее возненавидят за то, какая она… простая? Вдох. Выдох. «Все в порядке…» Но разум не верил внутреннему зову, продолжая нагнетать и превращая мысли в большой клубок ниток.
Резко остановившись Ран зажмурилась и, выдохнув приоткрыла глаза. Она чувствовала дрожь в коленях и легкое головокружение, но… Вдох. Выход. Улыбка. Японка подняла взор и поняла, что стояла в центре коридора и мешала проходу, поэтому пришлось быстро ёркнуть в сторону, но отчасти это вернуло ее в этот мир. Никто не толкал ее, а просто облекал, будто вода камни. Люди улыбались, знакомились, смеялись. «Это же просто школа…» Легка улыбка появилась на ее губах. Легкое чувство уверенности, что все в порядке зародилось внутри и, Сугимото направилась в нужный класс.
1-В. Теперь это ее класс на ближайший год. Ее и ее одноклассников. Какими они будут? Сейчас она и узнает. Это было, как шагнуть в неизвестность. Войдя в класс, Ран на какой-то момент была ослеплена лучами солнца, что светили из окна, а после, пуф, и все как в средней школе. Те же парты, та же доска и прочие убранства. Люди другие, но скоро и они будут родными. Она запомнит их лица, имена и быть может, узнает кого-то немного лучше.
- Хех… - чуть склонив голову на бок, с легкой улыбкой издала японка.
На душе стало тепло. Почуяло ностальгией.  И хотела было Ран пойти искать парту, как сзади ее оглушил милый девичий голос. Неспешно девушка обернулась и заметила милое растрепанное создание, но сил хватило лишь кивнуть в знак приветствия. Самой же представляться от чего-то резко расхотелось. Слишком уж много внимания сразу.  «Вот если сами спросят… Вдруг это никому не интересно…» Закусив губу Сугимото неспешно двинулась вглубь класса, задев кого-то плечом она машинально прошептала: – Извините, – и двинулась дальше.
Последний ряд? Там обычно одни лентяи, которые мешают учиться. Первый? Слишком хорошо видно учителю и часто спрашивают или просят принести что-то. Золотая середина – третий ряд, дальше от окна. Самое обычное место.
Девушка поставила сумку на парту и присела. «Надеюсь, никто не против… Можно ведь самим парты выбирать, да?» Узнать бы у учителя, но того еще не было, а спрашивать у одноклассников… А вдруг и они не знают? А вдруг скажут, что она задает глупые вопросы. Вздох.
Ран подняла взгляд вверх и уставилась в потолок. Что делать пока есть свободное время? Быть может, в сумке что-то есть? Девушка запустила руку в сумку, нащупывая что-то, что сможет отвлечь или развлечь, но эту вещь она не ожидала обнаружить. «Аа?..» Глаза на миг расширились от удивления и из сумки появился милый плюшевый тюлень. Теплая улыбка ответила ему приветствием. Это была ее любимая игрушка подаренная дедом. Такая старая, потрепанная, но все еще любимая. Кажется, девушка положила ее машинально, чтобы чувствовать себя комфортные. Это дарило ощущение того, что она не одна.
- Спасибо, дедуля… - прошептала она и усадила морского обитателя на свою парту.

Отредактировано Сугимото Ран (2019-11-17 19:43:18)

+8

28

— Какой прелестный день!
— Был до того, как ты явилась.


— Сколько раз я уже говорила тебе, моя милая Фукузава, что я терпеть не могу всё, что связано с кофе? — Мао устало закатывает глаза, изрядно негодуя. — Как же нужно было постараться, чтобы испортить своей подопечной настроение на весь грядущий день! — используя весь, старательно нарабатываемый годами артистизм, она драматично откидывается на спинку кресла и подносит руку ко лбу. Несчастной служанке не остаётся ничего, кроме как истерично вытирать капли горячего напитка с пола и, о боже, ковра.

Молодая девушка надувает щёки и нервно качает ногой, наблюдая за чужой работой. Она известна во всём роду Кумико своей снисходительностью, если это можно так таковым назвать. Несмотря на требовательность и избалованность, она не теряет человечности и никогда не смеет поднять руку на работника дома, учитывает мнение и в целом-то числится неплохим человеком. "Папочка часто её бьёт", — замечает брюнетка по синевато-зелёным гематомам на запястьях женщины, — "а мамочка спокойно игнорирует. Как жаль, что это не моё дело", — она незаметно для собеседницы пожимает плечами. Сочувствовать бессмысленно, если человек самостоятельно выбрал такое занятие. Никто никого не держит в доме — все вольны покинуть его по собственному желанию. А пока они здесь, их обеспечивают не просто кровом и едой, так ещё и достойной зарплатой. Немудрено, что ради лёгких денег люди готовы терпеть унижения. Алчность и жестокость, вот что движет ими изо дня в день.

Шёлковый халат отделан золотой нитью и небрежно скользит по белоснежному ковру с высоким ворсом. С левого края Фукузава как раз и старательно оттирает тёмные капли. — Какой же у кофе, в самом-то деле, отвратительный запах! — вновь начиная монолог, восклицает Мао, преспокойно перешагивая через женщину, которая только и может податливо кивать и выдавать непонятные бессвязные соглашения. Ужасно скучно. Всё становится ужасно скучным. Даже нещадная эксплуатация случайной служанки уже не доставляет такого упоения, как прежде, и это просто не может не расстраивать! До чего же она дойдёт спустя ещё некоторое время? Даже страшно представить.

Единственное, что отделяет Кумико от подражания любимому папеньке в отношении к импровизированному пролетариату, так это первый учебный день. Летняя форма сидит на ней совсем как влитая, за исключением пиджака. Он не застёгивается. Невероятное разочарование, но что поделать? "Впрочем, она и без этого выглядит вполне сносно, я бы сказала," — она не без удовольствия подмечает свой подтянутый силуэт в зеркале и то, как на нём смотрится любезно предложенный школой комплект одежды. По правде говоря, она ожидала, что всё окажется куда хуже с одеждой. В большинстве случаев в подобных школах, по словам матушки, — не особо заморачиваются над внешним видом, придерживаясь лозунга: "в школу вы приходите не красоваться, а учиться" — который, понятное дело, не есть правда. Во всяком случае, для брюнетки дресс-код уж точно играет не последнюю роль в общей картине впечатлений.

До учебного корпуса новоиспеченная ученица добирается достаточно быстро, даже немного раньше положенного вполне в её репертуаре. Пускай леди и подобает опаздывать на некоторое время, кто сказал, что Мао — леди? Если в наше время слово леди действительно подразумевает собой кого-нибудь вроде этой девицы, то планета определённо катится куда-то в тартарары... Она никогда не отличалась в кругу друзей и знакомых пунктуальностью, скорее наоборот. Она всегда уделяет сборам огромное количество времени, потому что, вдруг звёзды сойдутся так, что ей может посчастливиться встретить Господина Люцифера, а она будет не при параде! Даже разочарованием это язык не повернётся назвать.

Кумико была не против прямо со школьного порога раствориться в толпе учеников, с которыми ей придётся делить школьные стены, но почему-то неожиданно для себя самой решает с этим повременить. В конце концов, раз позволено личное время, почему бы им не воспользоваться? Перезнакомиться с каждой живой и неживой душой она всегда успеет, а отдохнуть от предстоящей суеты вряд ли. Если и неживая душа сумеет ускользнуть от её зоркого глаза, то живой, если она надеется всё-таки спастись, остаётся только притвориться мёртвой. Действенный метод.

У неё нет определённого пункта назначения, до которого нужно дойти, или маршрута, который обязательно нужно пройти, нет, — она всего-то, будем честны, бессмысленно скитается по отведённой территории, не рискуя её покидать. За угол школы её приводит сладкий сигаретный запах, щекочущий ноздри: никакой даже самый изысканнейший запах не смог бы привлечь юную особу так, как этот. Картина, представшая перед её глазами, безусловно, забавна. Мужчина, не похожий на ученика, вероятно, — учитель, а вот тот что помельче, находящийся в эпохе юношеского максимализма, — ученик. Нельзя не заметить, что и у первого, и у второго яркие, ненатуральные оттенки волос. Любопытно, очень любопытно. Зеленоволосый преподаватель, решивший проникнуться природной субкультурой, выдыхает облачка сероватого дыма. У горе-ганстера во рту сигареты нет. Ответственный взрослый решил не давать плохие игрушки в руки детям?

— Так-так-так, только взгляните, что это у нас тут! — Кумико, конечно же подготовившись, выходит из своей "засады" и направляется прямо к представителям противоположного пола. — Курите, учитель? — слово "учитель" она говорит с оттенком лёгкой опаски, потому что не совсем уверена в его должности, — Или детишек учите? — она переводит взгляд на юношу и слегка наклоняет голову в его сторону. — Курение на территории учебных заведений запрещено законом в стране, вы не знали? — изображает искреннее удивление и сводит бровки домиком.

+7

29

Томио не долго липла к стене, но и в класс не последовала. На первых рядах наверняка останется для неё место, даже если она последней появится, охотников быть на переднем краю обычно очень немного. Пряча зевок в ладони, она прошла в другую часть коридора, чтобы уже на неё никто не натолкнулся бы в спешке.

Дыхание и пульс постепенно выровнялись, и на Тору накатила волна тяжелой сонливости. Сиди она в тот момент за партой, справиться с нею было бы слишком сложно, а в первый же день в новом коллективе размазывать слюни по столешнице — сомнительный способ заявить о себе. Похлопав себя по щекам, она полезла в сумку за телефоном.

Взгляд залип на заставке. С начала года там стоял рисунок любимой мангаки, зимняя тематика, которая теперь слегка устарела. Мысленно перебирая те недавние посты художницы в твиттере, что особенно запали в душу, Тору уставилась в пол, пальцем поглаживая экран. Рядом мелькали люди, разговаривали, громко кого-то звали, смеялись... Короткая вибрация выдернула Тору обратно в реальность. Юма прислал фотку самого себя на фоне сакуры, самого себя с самым тупым выражением лица. Она подняла глаза к потолку на секунду так, что в глазницах заболело. Отбив в ответ что-то бессмысленное, она направилась наконец в кабинет.

Глядя в телефон и боковым зрением — на кого-то (на удивление, кажется, не выше её) впереди себя, Томио осторожно шагнула следом за одноклассницей.

Но на пороге одноклассница резко исчезла. От неожиданности Томио выронила телефон, чудом поймала, неуклюже прижав к себе, и увидела растянувшееся на полу тело. Серые, необычный оттенок, будто с серебристым графитовым блеском, волосы разметались, скрывая лицо.

— Т-ты не убилась? — у Тору сердце ударилось где-то в горле, она кинула телефон в сумку, а сумку на ближайший стул, опустилась рядом с «ковриком», коленками на пол. — Можешь подняться? — не зная, как лучше помочь, тронула за плечи, мол, хватайся за меня, или мне самой тебя хватать, что делать-то вообще?

+5

30

Хаято делает длинную затяжку и с наслаждением вдыхает насыщенный никотином дым. Приятно. Успокаивает. Он не пытается отрицать свое волнение – хочется ведь произвести впечатление на детишек.

«И поэтому ты куришь за школой», – едко подкидывает ему мыслишку вредное сознание. Хаято пожимает плечами ему в ответ и усмехается – а что с того? Да, курит. И получает от этого, между прочим, непередаваемое удовольствие! Не это ли главное?

– Прости, парниша, – ответ вырывается на автомате еще до того, как Хаято успевает поднять голову, – последняя оставалась.

Ох уж эта давняя привычка, приобретенная в родных осакских переулках – отвечать сразу же. В первую очередь ты выражаешь свою позицию, и только потом выясняешь, кто же перед тобой – друг или враг. Как правило, по представленному ответу.

Наконец, он переводит взгляд на «стрелка». Сдержать добродушный смешок не удается. Вот так теперь выглядят школьные хулиганы? Что же… не должны ли они быть… повыше? Какая жалость, Юсуке, мы все просрали.

– А тебе не рановато, дружок? – Хаято снова хихикает и, будто в насмешку, затягивается посильнее, выпуская дым куда-то поверх головы горе-хулигана. – Лучше беги на церемонию, а то опоздаешь еще.

Он ждет реакции; какой угодно, но, очевидно, бурной – у таких, как этот мальчишка, другой не бывает. Хаято невольно вспоминает старые деньки: Юсуке тоже таким был. Решал все кулаками, в то время как мозгами их неразлучного дуэта выступал сам Хаято. Ах, юношеские годы…

Но лучше бы, все-таки, мальчишке не вырасти ни таким, как Юсуке, ни, тем более, таким, как сам Хаято.

Но его мысли вновь обрывает чей-то голос. Новое действующее лицо на их импровизированной сцене! Комедия мандзай с легкой руки девчонки превратилась во… что-то непонятное, но, определенно, увлекательное.

– У вас тут что, сходки какие-то? – пожимает он плечами и салютует новоприбывшей рукой с сигаретой. – Приветствую, юная леди. Неужто вы думаете, что этого молодого человека необходимо чему-то учить? – Хаято умышленно переходит на нарочито вежливый тон, подражая девчонке. – Уверен, – смешок, – что он и меня чему-нибудь, да научит.

Первый официальный рабочий день! А он, вот же забавно, уже попал в передрягу. К счастью, не того уровня, что в Осаке, но Кёя и масштабом был поменьше.

Ох, конечно же!

Залезть в карман пиджака, пошариться там немного, развести руками – какая досада, не тут! – и поискать уже в брюках.

– Нашел, неужели нашел! – удивляется будто бы искренне и, словно веер, раскрывает небольшую стопку самодельных визиток, напечатанных на принтере у новой соседки за небольшую «плату». – Чем угрожать учителю, лучше, детки, возьмите-ка вот это!

Как только из «веера» исчезает две хлипкие бумажки, он тут же превращается обратно в стопку и исчезает в недрах брючного кармана. Чрезвычайно довольный, Хаято тушит сигарету о школьную стену и, после недолгого прицеливания, метко отправляет ее в неподалеку стоящую урну. Отряхивает руки, поправляет пиджак.

– Как и ни бывало! – подытоживает вслух и одаривает школьников лучезарной улыбкой. – У вас, часом, жвачки не найдется?

Отредактировано Ёшимура Хаято (2019-10-17 09:32:37)

+5

31

Ее встретили два мальчика. Она их вообще не знала, но все равно приятно - когда тебя встречают. Чувствуешь себя кому-то нужной, и прям бальзам на душу...
Девочка расплылась в улыбке, и чуть было не забыла про то, что должна бы и сама поздороваться с ними.
Со смущенной улыбкой на лице (Как тут не смутиться самой себе - забыть поздороватсья! Это надо же вот так вот продемонстрировать свою невоспитанность, ну или показать свою невнимательность во всей красе).
- Привет-привет, Тот-Кого-Я-Не-Знаю-сан и Тот-Кого-Я-Не-Знаю-сан! - Токиоми помахала им рукой, и начала приближаться, ради одного простого действия. Для кого-то это будет излишней фамильярностью. Для кого-то - шоком. А для Юри - это просто обыденность, которую она, впрочем, очень любит. Настолько любит, что готова себе даже подушку для обнимашек купить. Но они все в основном с очень странными рисунками, да ну и длинные слишком, будто вместо матрасов, но при этом, удивительно, они узкие, и на них не полежишь. Только обнимать. Хотя, в целом, она была и не против такого. Если сможет раздобыть подушку без рисунка - то будет благодарна всему свету за то, что у нее есть такая обновка, которая будет удовлетворять ее низменную потребность в обнимашках. Хотя, какая эта потребность низменная, если без нее Юри просто жить не сможет? Это же, выходит, одна из самых важных ее потребностей.
В любом случае, она уже приблизилась к парню с забавным хвостом, и сделала свое обычное действие, и незаметно для жертвы обнимашек, раскраснелась. Неловко-то как, обнимать незнакомого тебе человека!
Руки сжимали тело, что было несколько выше ее собственного. Ей уж не привыкать к тому, что она относительно низенькая, и ей приходится на многих сверстников смотреть снизу вверх, и чувствовать себя немного не в своей тарелке.
Успокаивало Токиоми та мысль, что, вероятнее всего, она сейчас выглядела не как герой какой-то романтической истории, а как герой комедии. Она никогда не была против посмеяться над тем, как кто-то кого-то неловко обнимает, а сам красный настолько, что его можно использовать как лицо для какой-нибудь рекламы с помидорами. Главное - волосы в зеленый покрасить. И тогда уж точно - помидор помидором.
Сама же Юри уже успела закрыть глаза, и монотонно двигать головой, как бы притираясь. Она не знала, почему это делает, но она это делает. И ей было приятно. Уже чувствуешь себя ближе к классу, когда позволяешь себе такие вольности.
В, вероятнее всего, пустую голову, залетела мысль о том, что тут всех надо одарить обнимашками. Даже сенсея. Главное, чтобы им было приятно, и чтобы она не вызывала излишнего смущения...
Хотя, она сейчас сама готова улететь на орбиту, лишь бы все забыли об этих обнимашках. И она надеялась на то, что тот, кого она сейчас обнимает, не примет ее за душевно больную. Ну или за слишком любвеобильную. Ведь, хэй! Не обниматься - нельзя, и все должны это в какой-то степени понимать!

+6

32

Рей мало заботило происходящее вокруг.
Во всяком случае, всё именно так и выглядело со стороны: каменное изваяние за партой, склонившееся над своей личной Медузой Горгоной в переплёте. Волосы волной рассыпались по застывшим плечам, и лишь кончики ресниц едва заметно подрагивали, когда ей всё же приходилось моргать. Взгляд нетерпеливо бежал по строчкам, словно пытаясь найти утраченную истину в иероглифах, которые сейчас предательски расплывались перед глазами.
Правда заключалась в том, что она с самого утра чувствовавала себя как на иголках. Её мало прельщала учёба в Сейдо, но не было сил что-либо поменять; единственной альтернативой видилось повторение судьбы Юкио Мисимы или Ясунари Кавабаты, но — вот беда — ей не хватало ни таланта, ни решительности. Ей не хватало ровным счётом ничего, и от этого становилось ещё более тоскливо и безнадёжно. Из-за затянувшейся весенней хандры чтение не шло, и Рей то и дело ловила себя на мысли, что больше сосредоточена на сегодняшних воспоминаниях, а не на содержании любимых страниц. (Вот она входит первой входит в ещё пустой класс, немного беспомощно озираясь по сторонам; в столь ранних визитах нет ничего особенного, когда живёшь через дорогу от школы, а матушка — учительница до мозга костей. Вот она выбирает себе место у окна, почему-то проигнорировав последнюю парту, где спрятаться от мира и окружающих проще всего. Вот она думает, что было бы неплохо пересесть, но в класс уже начинают стягиваться люди, и ей остаётся только ухватиться за книгу как за спасительную соломинку: Рей едва успевает сделать вид, что окончательно и бесповоротно поглощена чтением; всё что угодно, чтобы избежать приветствий и вымученных знакомств. Это немного неловко, но сейчас она к этому не готова. Вот о...)
Чьё-то лёгкое прикосновение, и Рей вышвыривает из водоворота воспоминаний.

И нет, вот это было уже... интересно.
— Привет? — Рей говорила немного неуверенно, вновь ощущая себя выброшенной на берег жизни.
На неё с новой силой нахлынул шум, от которого ей долгое время удавалось абстрагироваться. На какое-то время она даже почти почувствовала себя оглушённой, словно только что вынырнувшей из-под толщи воды, но времени на адаптацию не было: к ней зачем-то обратилась одноклассница. Красивая. Яркая. Рей растерянно убрала прядь волос за ухо и, лёгким движением отложив книгу в сторону, повернулась к своей новой знакомой, чтобы той было удобнее с ней разговаривать. О свиче — так, кажется, называлась эта штука? — она сама знала мало, по большей части ограничиваясь восторженными воплями младших, с определённым кадансом начинающим выпрашивать этот гаджет у родителей, а потому только улыбнулась и мягко пожала плечами, стараясь при этом выглядеть как можно более дружелюбно. Ну, знаете, как нормальный социализированный человек, а не нечто вне зоны комфорта.
— Я не умею, но ты можешь мне рассказать, — всё же призналась Рей и одновременно с этим поняла, что не знает имени рыжеволосой девушки. Ох уж эти социальные интеракции... Приходилось брать дело в свои руки, а у неё с этим всегда были некоторые проблемы: она вечно боялась показаться кому-то слишком правильной или, напротив, неправильной, слишком скучной или неловкой, а теперь над ней Дамокловым мечом висел авторитет матери.
— Меня зовут Рей, — сказано было просто, ненароком и без лишних подробностей. Просто идеально.

Отредактировано Рей (2019-10-21 20:31:33)

+5

33

- Понятно.
Сухо прокомментировал развернувшуюся сцену знакомства рыжего и блондинки Ясуши.
И ему действительно всё очень быстро стало понятно. Вернее, конечно, далеко не всё, и что-где-когда там у них с Рёмо случилось, для него оставалось тайной, но по большому счёту никакого значения это не имело. Если рыжий обозначил кузину как князя тьмы, то никакой ошибки тут быть не могло, и любые попытки Арисы отмазаться от факта знакомства выглядели попросту нелепо. Ну, если уж его собственные рассказы о двоюродной сестре друзьям оставляли для воображения Юсиро возможность звать её "Ариса-тян", то только эта самая Ариса-тян и могла при личной встрече произвести на поехавшего фантазёра впечатление чего-то дьявольского. Оставалось только подкрепить едкий комментарий выплывшего из ниоткуда Вэя уверенным кивком. О, а вот и Вэй.

- О, привет, Вэй. А я тут как раз нашего сказочного с кузиной знакомлю, присоединяйся.
- Ариса, знакомься, этот опасный малолетний преступник - типа как ещё один наш...

Договорить Ясуши не успел, потому как случилось нечто. Нечто подплыло к рыжему сзади, обвило его руками и представилось таким образом, что Ясуши оставалось только обменяться с китайцем взглядами. Разумеется, только после того, как, будь это комическая сценка с чиби-версиями персонажей, чиби-он бы словил удар молнией и опустился подобрать с асфальта упавшую от изумления челюсть. В свой взгляд Хара вложил немой, но очень чёткий вопрос: "убьём его чуть-чуть или совсем?"

Затем он, натянуто улыбаясь, обратился к девице, прилипшей к Рёмо.
- В это трудно поверить, но, кажется, великий маг таки овладел любовными чарами, с чем мы его и поздравляем!
- А ты, Юсиро, нас обязательно познакомь. Но потом. А нам бы уже в кабинет двигать. Все же в 1-В?

+6

34

Гэн сошел с электрички и сразу направился в школу. Он шел идеально по времени и даже оставалось время покурить, только найти бы нужное место за школой. Новоиспеченный старшеклассник явился без гакурана: штука неудобная, до хотя бы 8°C совсем ненужная, на личные ощущения молодого Такэути. Черные брюки были кустарно заужены, однако очень незаметно. Стальная пряжка ремня была начищена и блестела, как и черные туфли. Свисающей с плеча сумки при нем не было.
Он быстрым и широким шагом добирался до школы, неподалеку от ворот, но уже на территории школы, приметив небольшую собравшуюся толпу, среди которых заметил Арису и Ясуши.
— Йо, — естественно громкий и басистый голос нарочито прерывал остальные разговоры и был направлен ко всем сразу и к родственной парочке первостепенно.
К счастью или огорчению, шага своего он не останавливал, оставив незнакомцев обычным приветствием, еще не зная, кто из них кто и к какому классу относится. Опыт прекрасно подсказывал ему, что с компанией Арисы и Ясуши ему делать нечего — разговаривать им не о чем.
— Уже заводишь друзей, Риса-тян? — хмыкнул он, без предупреждений потрепав ее по макушке, а затем перевел взгляд на Ясуши, пару секунд пристально вглядываясь в него. — Ну, бывайте.
 
Он двинулся в сторону доски, чтобы посмотреть, в какой класс он все-таки попал. Сделать это было особо легко: вкупе с ростом у Гэна было прекрасное зрение. Заодно узнал, что его знакомые учатся вместе с ним в одном классе. Без лишнего и ненужного удивления, молодой Такэути оглядел школу в поисках места, где можно было покурить перед приходом в кабинет. Он двинулся за угол, где, к своему удивлению, обнаружил троицу. Из рядом стоящей урны еще шел легкий дымок и парень прошел к ней поближе, держась от основной группы метрах в трех. Одну из двух сигарет Cherry он достал из нагрудного кармана рубахи, зажигалку — из брюк. Времени еще оставалось, можно было сделать пару затяжек перед тем, как отправиться в кабинет.
Молодой учитель — пожалуй, спутать его с кем-то нужно было хорошо постараться, — явно был не против курения, иначе не общался бы так весело со своими будущими учениками, которые были на вид такими же занятными, как и первый. Но это было не его дело.

+9

35

Хлоп, и на Сакаи уже повисла совершенно незнакомая девчонка! Неужто он настолько изменился за лето? Что-то  по предыдущему образцу, он не заметил особых склонностей к нежностям и дружелюбию в девушках этого города…  Хотя скорее всего объяснение происходящего было в том что на сцену прибыл главный финалист отбора на роль “отрядного живчика”.
Естественно в первое мгновение Ашитака оторопел и замер, явно определяясь между "краснеть" или "отбиваться". Но расслабился и уже не воспринимал внезапное вторжение в свое личное пространство, как что-либо враждебное или пошлое. Вероятно сыграли свою роль рост и добродушная, в чем то детская, невинность самого жеста Юри. По крайней мере романтических устремлений Сакаи в объятьях не углядел.
    Хотя надо отметить, что это неплохо когда тебя в первый же день в новой школе обнимают едва знакомые симпатичные рыжие девушки. Может он таки выбрался из кармической пропасти?
          Угу. А свиньи с утра сделали над домом два круга клином.
    Когда Сакаи протянув руку, погладил рыжие волосы прижавшейся к нему девушки, его жест тоже было сложно воспринимать как нечто имеющее отношение к  “нежным и трепетным чувствам знаменующим весну юности”.  Или как там любили воспевать продавцы шоколада в рекламах. Скорее он был дружественным и самую толику покровительственным. И судя по всему за девушкой с этого момента закреплялось законное право вбегать в его личное пространство без ворчания или недопонимания со стороны пострадавшего.
    - Доброе утро Токиоми-тян.- Повторил он. Хонорифик “сан” после произошедшего как то просто уже не клеился. Хотелось скорее сократить имя до приятельского прозвища. Хотя вот это наверное было бы совсем уж невежливым. К слову о вежливости, неплохо бы представится и представить товарища, раз уже возникла оказия упростить расшаркивания и формализм.
    - Меня зовут Сакаи Ашитака. Приятно, гхм.., познакомится. Позволь представить тебе Кетамуру Сейчиро. Мы правда знакомы тоже от силы минуту, но думаю это не проблема.
    Ашитака улыбнулся. Все шло не так как он предполагал, но пока что весьма неплохо.

+3

36

Бездыханное тело с ужасным грохотом свалилось на пол. Но постойте, кажется, это существо дышит! Оно тихо бубнит себе что-то, скорее всего, матерное, под нос и с трудом поднимается на своих тоненьких подобиях рук. Когда оно уже полностью стоит на ногах, то взору предстаёт худощавое тело, и лишь по некоторым деталям (не будем уточнять, каким) удаётся понять, что принадлежит оно женской особи. Правда, лицо разглядеть так и не удастся – оно сокрыто под копной длинных сухих от краски рыжих волос. Оно, а точнее, как мы уже выяснили, она медленно подходит к тумбочке возле кровати, где всё это время беспощадно орал будильник, и спокойно выключает раздражителя.
Уже в ванной комнате (хотя, довольно странно называть так комнату, где ванной, по сути, и нет), когда волосы были собраны в неаккуратный пучок на макушке, можно было понять, что особь действительно женская. Азуса недовольно вздохнула, оглядев своё отражение, и провела указательным пальцем по тёмным кругам под глазами. Всё же, оставалась надежда на то, что она просто плохо смыла косметику на ночь. Но нет. Отлично, теперь все будут думать, что ты уже с неделю беспросветно напиваешься. Хотя какое мне до этого дело? И правда, нет разницы, что о тебе подумают совершенно незнакомые тебе люди. Но страшные круги она всё равно зарисовала консилером. Нельзя же так с первого дня людей пугать.
Как всегда, дома никого не было. Лишь одинокая записка лежала посреди небольшого обеденного стола. Удивительно, как раньше тут могло уместиться три человека. Сейчас мне кажется, что тут и для одного места маловато. Девушка лениво подошла к холодильнику и открыла дверцу, озаряя тёмную, с зашторенными окнами, комнатушку приглушённым светом. Рис. Как всегда. Но времени на другие кулинарные шедевры не было – на часах было 7:30, а ведь нужно ещё до школы добраться и класс свой найти.

«С первым днём в старшей школе! Я тобой очень горжусь! Прости, что папочка не может пойти с тобой. Сегодня постараюсь вернуться пораньше, чтобы мы смогли поужинать вместе!»

- Ну конечно, а как же ещё? – уже обуваясь, Азуса таки решилась прочитать записку. В прочем, она и так знала, что там будет написано, и то, что отец так и не придёт раньше. Хотя, где-то в глубине души она всё же надеялась, что сегодня всё произойдёт по-другому. И надежда это с каждым мигом угасала.
Путь до школы она преодолела за 30 минут. В прочем, и тут ничего удивительного: за несколько дней до начала учёбы она специально прошлась от своего дома до учебного заведения, чтобы точно знать, сколько нужно выделить времени на путь. Желания сидеть в полном одиночестве перед закрытыми воротами или впопыхах залетать в класс на последних минутах не было. У главного входа уже толпились студенты в такой же форме, как и у самой Азусы, и она с облегчением выдохнула – она таки попала туда, куда нужно (да-да, по дороге её терзали смутные сомнения). Все настолько разные и в то же время так похожи. Некоторые ученики уже успели сбиться в группки и активно что-то обсуждали. Но Накамуре не было до них никакого дела. Она бы, по сути, даже не обратила ни на кого внимание, если бы в толпе не послышалась некая подобия наигранного злобного смеха. Кошмар какой. Надеюсь, мне это показалось.
- 1-В, значит, да? Окееееей.
Страх потерять в стенах нового здания, забрести в туалет, умереть там и стать новым школьным призраком практически сразу улетучился – большинство студентов, зайдя внутрь, сразу же отправлялись к лестнице. Кажется, в толпе она даже заметила человека, который, скорее всего, оказался в том же классе, и с каменным выражением последовала за ним. Правда, на половине пути Азуса упустила это существо из виду, но включившееся дальше чутьё не подвело её. Вот она, небольшая табличка на стене, указывающая, что это нужный класс. Почему-то страха перед новыми людьми совершенно не было. Ещё дома она настроила себя, что со всеми особо общаться не нужно будет, всё равно на следующий год есть возможность попасть в другой класс, так что и распинаться перед всеми этими человекчами нет смысла. Аккуратно минуя уже прибывших студентов, она заняла свободное место, опустила голову на парту и, стараясь не обращать внимание на шум вокруг, прикрыла глаза. Учёба учёбой, а спать хочется всегда.

+4

37

Класс понемногу заполнялся учениками и те, в большинстве своем, либо были знакомы, либо стремились к скорому знакомству. С легкой завистью японка наблюдала за окружающими. Она не была тем человеком, который мог запросто подойти к незнакомцу и предложить дружбу. Слишком смущающее и… странно. Но здесь, в ее новом классе, многие выкручивали что-то и покруче. «Обнимашки?» С легкой улыбкой, не удержав безобидного смешка, школьница оглядывала одноклассников. «Как мило!» И перевела взгляд на других. Какими же разными они все были. Высокие и низкие. Милые и слегка… пугающие. А какой она была для своих одноклассников? Невидимкой? Возможно. Робкая, тихая и лишь плюшевый тюлень хоть как-то мог привлечь внимание, но и тот оказался для всех менее интересным, чем новые люди. Оно и понятно, ведь с ними еще жить, как минимум год, а с некоторыми и вовсе не скоро расстаться. Тем более, если дружба станет действительно крепкой. Ей бы хотелось такого. Дружбу, что называется, до гроба, но те моменты из детства, когда пришлось расстаться с лучшей, как Ран считала, подругой. Оказаться кинутой, было слишком больно. Поэтому, девушка не рвалась заводить новые знакомства, чтобы не обжечься снова.
Глазами, девушка бегала по классу, стараясь отвлечь память от чужого лица, как заметила двух девчонок в дверях. Одна, казалась ей отличной кандидатурой для старосты. Почему-то она была на нее похожа. Немного полновата, в очках. Очень миленькая – уютный человек. Тихий вздох и взгляд на вторую, что куда ниже. Ангельское создание. Такая маленькая, что волей-неволей захочешь защитить. «Ушиблась…» Чувствительное сердце болезненно ёкнуло, на лице отразилась тревога. Сложно остаться в стороне, когда такое происходит.
- Ух… - нервно выдохнув, Ран запустила руку в сумку и нашла аптечку. Небольшая, но в ней было все необходимое. Даже то, что можно приложить к шишке.
Неспешно, девушка поднялась, будто надеясь, что справятся без нее, но все же, дошла до пострадавшей и присев на колени, взглянула на одноклассницу.
- Вот, - протягивая что-то мягкое и прохладное, произнесла Сугимото, - можешь приложить туда, где болит…
Голос звучал тихо, но мягко, успокаивающе, а после спасательной прохлады, последовала еще и конфетка.
- А это, чтобы улыбнуться! – несколько смущенно произнесла Ран, после чего протянула вторую девушке в очках, что оказалась рядом.
- Я Р-.. Ран. Сугимото Ран. – поспешно пробубнила японка, будто боясь собственного имени.
Ее одолело легкое смущение. Не слишком ли она странно выглядит? Вдруг, она и вовсе мешается и лучше бы сидела тихо на своем месте, которое еще и не стало ее по праву, ведь учебный день еще не начался.
- Приятно познакомиться… - уже как-то отчаянно отразилось в голосе тревога.

+5

38

- Д-да, вроде бы нет… - тихо произнесла Нана в ответ на обращённый свыше вопрос. Вообще, от стыда, что она так опростоволосилась перед классом девочке хотелось бы провалиться под землю… Но до земли ещё целый этаж и, вероятнее всего, подвал. А падать с такой высоты ещё более неприятно. Так что, остаётся надеется, что никто, кроме обладательницы голоса (в том, что голос принадлежал девочке, Кубо не сомневалась), не видел её эпического падения. Теперь нужно было только встать и проследовать к своей парте. А затем дождаться конца сегодняшнего школьного дня.

А потом свыше снизошёл ещё один голос. Тоже девичий. В котором тоже звучали заботливые нотки. От которых становилось уже как-то неловко. Не хватало ещё привлечь внимание всего класса… пора вставать. Причём быстро.

- Д-да… я сейчас. – также тихо произнесла Нана, приподнявшись с пола на руках, а затем встав на ноги, попутно поправляя и отряхивая свою форму. Ну, те части, которые можно было привести в порядок. А потом ей в руки положили прохладную, но мягкую на ощупь вату, а после неё – конфетку. Что совсем уже смутило и без того смущённую девочку.

- С-спс-спа-а-сибо за заботу… - заикаясь от волнения произнесла Кубо, обращаясь к подошедшим к ней (очевидно) одноклассницам. Такой… тёплый приём явно не был тем, к чему привыкла девочка. Нет, не подумайте, у Наны не было пессимистичных мыслей о том, что все окружающие люди – плохие и нужно ждать от них только подлостей. Нет, вовсе нет. Просто… она как-то привыкла к тому, что на неё особо никто не обращал внимание и мало кому было до неё дела. После перехода в среднюю школу такое положение вещей её вполне устраивало. Так хотя бы никто не дразнился…

Ну, не будем о плохом.

Девочки, которые оказались рядом с Наной, по внешности, не слишком сильно выделялись из того разряда, что можно было назвать «нормальным». У одной были тёмно-русые волосы, а у другой чёрные. Одна была повыше, а другая пониже, но всё было в рамках нормального, для девочек школьного возраста, роста. Та что протянула ей конфетку и ватку была кареглазой и очень добродушно улыбалась, в то время как вторая носила очки, из-за чего цвет глаз определить было чуть сложнее, но вроде он был тёмный или чёрный… а ещё она выглядела куда более взволнованной по сравнению со школьницей по другую сторону от Кубо. Приложив к ушибленному лбу прохладную ватку, Нана постаралась улыбнуться, показывая, что беспокоиться не о чем.

- Кубо. Нана. – кажется, девочке удалось вернуть себе самообладание, так как на этот раз взволнованных заиканий не было. – Приятно познакомиться! Ещё раз спасибо…

После этого, Нана коротко поклонилась. Что-то вроде вредной привычки, от которой она так и не сумела отвязаться…

+7

39

Рикка почему-то занервничала.
Иногда она обнаруживала в себе скрытые таланты. А иногда — нет. Дары, тем не менее, оставались.
Вот и сейчас её заразили неясные переживания, хотя, казалось бы, неоткуда.
Соседка оказалась симпатичной, дружелюбной и приветливой. Немножко строгая внешне, конечно, но не то, чтобы слишком!
В самый раз. Идеально.
Тогда откуда! Неясно.
Страшно. Пугает. Эх.
Вдохнуть-выдохнуть.

Нахмурившаяся было, ненароком, Синдзё улыбнулась шире.
Ей казалось, что всё пройдёт намного проще. О как она ошибалась!
Привет... пока... какие простые слова... Внезапная паника охватила её сердечко, — то чуть не выпрыгнуло от такого крепкого напора, — а затем Рикка сверкнула глазами (увы, больше метафорически, внешне это отразилось разве что какой-то неясной серьёзностью) и решила: взять себя в руки! Срочно!
Разумный она человек или где?

— Привет! — Вторила она и подняла ладошку.
Что же, неплохое начало!
— А меня — Рикка, — Храбро подмигнула Синдзё, ведь если Рей не сказала фамилию, то и Рикке не стоит, верно? — Все друзья меня так и зовут, Рикка, так что если хочешь — тоже зови!
И круто подняла большие пальчики вверх, — свич заботливо был положен загодя на парту, — искусно пряча за своей актёрской игрой пересохшее горло и внезапно нахлынувшие тревоги.
Она поняла причину своих беспокойств.
Она промахнулась.
Она — Синдзё Рикка... Так, стоп, это уже лишнее.

Украдкой Рикка стрельнула глазами по своей новой знакомой.
При всей своей открытости новому, в которую Рикка искренне верила, в системе координат Синдзё, как-то так вышло, не было такого понятия как люди-которые-не-играют-в-видеоигры. Она допускала теоретическую вероятность существования оных загадочных созданий, но в живую особо не сталкивалась.
Что же... она всё ещё разумный человек, верно? Сохраняй решимость.

— Не умеешь именно в свич? Или в игры вообще? — Деловито, словно бы между делом, уточнила Рикка, — Тут, на самом деле, ничего сложного, сейчас...
Она вернулась вниманием к приставке, ловко нажала на кнопки за джой-конами и беззастенчиво сняла оба — синий и красный.
— Синий иногда немного глючит, так что я заберу его себе, — Пробормотала она, старательно поддевая ножку позади оставшегося планшета ногтём. Когда это дело ей удалось, Синдзё протянула красный контроллер Рей, — Держи.
Рикка сама не заметила, как постепенно успокаивалась и входила в привычную колею, избавляясь от несвоих беспокойств.
— Смотри, — Рикка перекинулась через парту почти целиком, чтобы показать всё наглядно, двигая указательным пальцем от одного объекта к другому, — Вот тут стик, им нужно двигать персонажа, вот тут — кнопки. Нижняя — прыжок, левая — быстрый удар для комбо, верхняя — сильный удар, правая — для спецатак, но до них ещё далеко. Шифты сверху нужны для союзников и блока, но об этом пока не беспокойся. Попробуй, понажимай! А я пока...
Синдзё вернулась на место и внезапно осознала ещё одну простую истину — у свича только один экран. И если он повернут к Рикке — Рей ничего не видно, наоборот — тоже чепуха, разделить на двоих — ни туда, ни сюда толком. Что же, выход только один!

— Нам придётся сесть рядом. — Невозмутимо заявила Синдзё с неимоверно серьёзным видом.

+6

40

- Я не подкрадывался, - ответил Вэй, особенно выделяя слово «не». – Более того, я даже не оказался в твоем личном пространстве, чего о тебе не скажешь. Так что не засудишь, девчушка, - произнес азиат так, что была ясна отсылка на стереотипы о том, что иностранцы любят судиться.
Вэй все больше чувствовал, что карма за какие-то прегрешения в прошлой жизни на него давит с новой силой, хотя он даже не был буддистом. Теперь и его «друг-анимешник» продемонстрировал, что пользуется успехом у противоположного пола.
Ответ отразился на лице Вэя так, что показалось, будто ему разом все стало безразлично. Расфокусированный взгляд, стремная полуулыбка и то, как он непрерывно пялится вперед, перед собой. Он, почти не глядя, набил в своем смартфоне следующий текст, в общем чате (да, он сделал это в кармане, чтобы смотрелось эффектнее):
«Рёмо десять тысяч лет ада после смерти! Ты виновен!
Ясуши тоже не расслабляйся, у тебя пять тысяч лет ада, потому что там не совсем твоя вина».
Вэй никогда бы не признался никому, даже себе, что испытывает зависть и обиду. Он считал, что сам он просто не способен найти себе девушку, а если найдет – то таку, что и врагу не пожелаешь. Ему как никогда хотелось пойти к себе в класс и забыться, только вот он не знал, куда ему деваться…

+5

41

Сузумэ растерянно моргнула, встретив на удивление интенсивный взгляд зелёных глаз, и немного подалась вперёд, словно стараясь расслышать то, что ей пытались сказать. В голове помимо воли промелькнула мысль — настоящий ли цвет? Или это линзы? Может блондинка и впрямь — иностранка? Странно было видеть кого-то настолько яркого в относительно захолустной школе. Но эти мысли, а также удивление оттого, насколько всё же странными оказались друзья Рёмо, Сузумэ постаралась выбросить из головы. Пока что.

Она тряхнула волосами и, отступив от Рёмо — так, чтобы её больше не загораживала его спина, — приветливо улыбнулась, протянув Арисе руку. Так ведь приветствуют друг друга за морем? Сузумэ слышала что-то такое от редко появляющейся дома, в Киото, матери, поэтому постаралась воспроизвести жест со всей присущей ей вежливостью — коей было не так уж много, для японки.

— Меня зовут Сузумэ. Оомори Сузумэ. Можешь звать меня по имени, — с той же тёплой улыбкой сказала она, а затем добавила: — Надеюсь, мы станем друзьями. Я не так давно переехала в этот город и ничего здесь ещё не знаю…

Других она, впрочем, будто бы игнорировала — даже сам Рёмо словно бы отодвинулся на задний план. Центром внимания Сузумэ стала Ариса и было отчётливо видно, что она старается произвести хорошее впечатление. Держаться с достоинством у неё получалось — воспитание и дорогостоящее обучение в прошлом определённо окупались.

— Можешь показать мне, где здесь кабинет 1-B? Мы ведь в одном классе, не так ли?

По правде говоря, учиться в данный момент её совсем не тянуло — Сузумэ чувствовала, что ещё не до конца проснулась. И тем не менее, в кабинет она всё же надеялась попасть до того, как все задние парты разберут. В противном случае, её школьная жизнь станет намного сложнее, чем она рассчитывала изначально — Сузумэ никогда не отличалась устойчивым вниманием на тех предметах, которые её толком не интересовали.

Почти всех предметах, если уж на то пошло.

Отредактировано Оомори Сузумэ (2019-10-25 01:46:00)

+5

42

Учитель? Кадзуюки знатно прихерел, когда понял, кто перед ним. Этот клоун больше походил на какого-то второсортного шутника, которого из цирка выгнали. Яркий костюм резал глаза, а волосы так вообще не сочетались с имиджем «учителя».
Внезапно подошедшая симпатичная девчонка заставила Кадзу немного отскочить, как и дым в еба.. лицо. Чуть не закашлявшись, Мията стойко стерпел такое нападение и ненадолго задержал дыхание, чтобы едкий запах дыма не выдал горе-курильщика с потрохами.
– Последняя так последняя, я не настаиваю. А на церемонию я не пойду, нахер она мне сдалась, – судя по взгляду «учителя», он хотел что-то сказать про рост. Все и всегда говорят про его рост! Поэтому Кадзуюки решил сыграть на опережение: – Вякнешь что-то про меня – урою нахер.

Исподлобья взглянув на узкоглазого препода, Кадзу немного прищурился и повернулся в сторону девчонки.
– А ты кто такая, с какого класса? – он подошел к ней и со злостью осознал, что она выше. Не сильно, но выше.
В каждом ее движении чувствовался аристократизм. Видимо, богатенькая девочка при деньгах. Надменная сучка. С такой Кадзу точно никогда не подружится: сразу видно, что девочка любит, когда перед ней пресмыкаются. Оставалось только надеяться, что они не в одном классе и редко будут пересекаться. От ее взгляда мурашки бежали по коже – таким холодным он был.

Боковым зрением Кадзуюки зацепил еще одного чувака. Тот стоял, весь такой на пафосе, очень высокий и явно сильный. Повернувшись к нему, Кадзу со злостью зыркнул на него:
– Эй, а ты че вылупился? – правильно мама говорила, чувства самосохранения у него не было, нет и не будет. С визгами криками он шел на более сильного противника, думая, что сможет победить… не сможет. Но он старается об этом не думать. – Закурить есть?
Но тут влез этот недоучитель со своими визитками. Кадзу взял парочку, а затем многозначительно их смял и выкинул.
– Вот еще, я вам что, девка какая во всякие драмкружки вступать. Засунь свои визитки себе сам знаешь куда.

Потом он просто вернется и подберет их, потому что королева драмы в Кадзуюки как раз кричала от перспективы сыграть Джульетту какого-то сказочного принца в постановке красавчика-учителя.

+5

43

События развивались стремительно. Крайне стремительно. Столь стремительно, что творец судеб Юсиро Рёмо, буравя красноватыми от недосыпа глазами свиток жизни своего творения, поленился бы разбираться в происходящем! Но свобода воли несомненна, и в объективной реальности нет ни человека что управляет жизнью чунибьё из Кёя, ни человека что скромно записывает его жизненный путь. Всё это глупые фантазии.
Вот почему вместо подробного размышления и реакции на всё происходящее, рыцарь воспользовался намечающимся ЮРИ-ИВЕНТ межу Оомори и дьявольским клоном Арисы, а так же неожиданной поддержкой неизвестного парня, рядом с которым и Годзилла покажется не таким огромным. Всё это - знаки судьбы, улыбка западной Фортуны!
- Код Конами!
Крикнул крашенный старшеклассник, указав пальцем в сторону. И дал дёру в школьный корпус. Но подождал друзей в дверей, потому что не является предателем. К слову о предателях...

"Я БЫ СКАЗАЛ НАЙДИ ДЕВУШКУ И ВЫ ЭТО ЗНАЕТЕ!" - гласило сообщение в общем чате троицы. Подумав, Рёмо быстренько дополнил своё заявление, - "КАМ ОН ГАЙЗ! Из всех нас один Ясуши видел голую девушку в живую, будто чёртов персонаж манги!"
Истина, призванная перевести огонь на Хара-ко-мне-приехала-сестра-Ясуши. Подло, но ничего серьёзного Вэй ему не сделает. Разве что треснет, что друг детства полностью заслужил, заслужит и лучше бы ему забыть всё что было в конце февраля!
Парень не сдержал вздох. Сердце призывало его взять бро в охапку, затащить на крышу и честно рассказать как гайдзинская кузина смотрела на него извращённым взглядом и угрожала чужому редкому изданию хентай-додзинси. Это не оправдание решению ждать пока одежда высохнет нагишом, но полностью оправдывает любой потенциальный урон Кобаяши. Нельзя подводить мужское братство!
Разум подсказывал: с его удачей, на крыше окажется какая-нибудь яндере-маньячка, которая начнёт преследовать его с БОКСКАТТЕР, угрожая отрезать "кинтамы". Разве что потом, на берегу, с аргументом в виде палки...

Встав у класса I-B, союзник справедливости оглянулся. Он оторвался от группы ровно настолько чтобы зайти в класс, но зашедших после него не записали в чудики вместе с ним. Идеально! Немного смущает делать такое перед Рей или Сугимото-кун, но последняя же привыкла к этому ещё в средней школе, верно?
Шумно открыв дальнюю дверь, первогодка провозгласил своё прибытие пафосно и прекрасно:
- Я, Юсиро Рёёёёмо, прибыл! - объявил он, оглядывая почти заполненный кабинет, - Рад знакомству!
И, с гордым видом, промаршировал к ближайшему свободному месту. И сел, положив руки на парту. А потом, ничуть не ломая (очевидно!) стиль, спрятал лицо за руками и древесиной школьного рабочего стола. Ведь у него не такая уж и плохая память, а ещё люди имеют свойство вспоминать что когда-то делали, и умирать от стыда. Почему бы не провести последние мгновения жизни в самоуничижении, пока Ясуши с Вэем не пришли и не узнали сколько потенциальных роутов собрал их дружбан в классе?
Ну, кроме девушки рядом с Рей, навевающей ему смутные мысли о трапах. Или это тоже считается?

Отредактировано Юсиро Рёмо (2019-12-03 16:31:35)

+7

44

Молча. Она сидела молча, практически смирившись с тем фактом, что к ней никто не подходит и не пытается заговорить. Да, это было нормально, это было ожидаемо, все в порядке вещей. Глубокий вдох, выдох. Ничего страшного, ночью она зайдет в сеть, узнает, как дела у остальных знакомых, после чего расслабится, сыграет во что-нибудь, займетсяя домашними делами и первый день в новой школе плавно перейдет во второй, третий и так далее. Спокойно, размеренно, совершенно обыденно, без каких-либо проишествий.
Еще один вздох, чуть более тихий и грустный, заставивиший одновременно повернуть голову в сторону окна, но затем резко повернуть ее обратно, потому как звук падения чего-то на пол был достаточно резким, чтобы обратить на него внимание. Недостаточно резким для того, чтобы Котори тут же подорвалась помогать кому-то, потому что на пол упала не вещь и  не чья-то сумка, в общем-то, человек. А точнее, девочка. К тому же, пока Ишимура все еще сидела на своем месте, удивленно глядя на то, как чуть поодаль, через ряд, маленькая особа распласталась по полу, к ней уже успели подбежать, поднять, помочь и еще и конфетку выдали. Неплохо. И  мило. В достаточной степени мило, чтобы Кото усплеа слегка улыбнуться, прежде чем подставила руку под подбородок и вернулась к созерцанию событий за окном.
Которые, в общем-то, были довольно таки бедными, потому как, сидя от окна через ряд, все, что могла видеть Ишимура – это горизонт и небо. И, в целом, этого было достаточно. Да, вполне достаточно, потому как ей просто надо было прожить до конца дня.
У нее не было четкого желания завести новые знакомства. Не было страха упасть в грязь лицом. Не было вообще каких-то достаточно сильных эмоций, которые бы двигали сейчас вперед Котори. Потому как для нее поступление в старшую школу, со всеми вытекающими, хоть и было событием значимым, но вряд ли значимым достаточно, чтобы это заставляло серцде биться быстрее и чаще. Точно так же не волновалась она из-за того, что в отличии от остальных одноклассников, уже успевших открыть рты, поздороваться и перезнакомиться, она до сих пор сидела, сомкнув губы. В конце концов, таков был план. Не такой “план”, который был хитрым и в конечном итоге давал какой-то невероятный профит, а, скорее, это была та самая запланированная череда событий, которую можно было бы назвать ожидаемой.
Она планировала ни с кем не общаться. Она планировала быть и дальше одной. Она планировала сесть где-нибудь, где будет не слишком выделяться. Она планировала одеть сегодня повязку на глаз, просто чтобы отвести от других людей мысли о том, что ее второй глаз зеленый потому что ей самой так захотелось. Она планировала тихо и размеренно провести этот день, а затем сесть за компьютер и забыться хотя бы на полчаса в какой-нибудь кровавой бане.
“Интересно, может, с началом учебного года будут какие-нибудь ивенты? Было бы неплохо.” - подумала про себя Котори, снова вызывая скромную улыбку, потому как события, обновления и прочие вещи всегда возвращали обратно в игру тех знакомых, что теряли на время интерес. Мысли Ишимуры постепенно начали возвращаться в комфортную стезю, ту, которая была ей куда привычнее.
И именно поэтому момент выдергивания из этой самой зоны комфорта ощутился особо остро.
- Я, Юсиро Рёёёёмо, прибыл! -
Брови вздернулись вверх. Зрачок на правом глазу – том, что был еще в порядке, сузился, а на лице Котори застыло выражение лица, прочитать которое можно было как “О,нет.” Теоретически, ей не стоило бы так реагировать. Не стоило по той причине, что пришедший в класс человек, присутствие которого она почуствовала затылком, после этого приветствия, не был каким-то ужасным монстром. Он не был маньяком, не был “Заклятым Врагом” Котори. Просто он знал чуть больше, чем о ней знали остальные люди. Точнее, не так. Остальные люди ровным счетом ничего не знали о Котори вообще – даже имени. Рёмо же знал чуть больше, хотя бы потому, что для него девушка, сидящая поодаль, с черными как смоль волосами и как минимум одним рабочим глазом, пока второй был закрыт белой повязкой, была “одной из своих”. В смысле, такой же поехавшей, представившейся исключительно прозвищем. Даже не прозвищем, сокращением.
“Кото.”
Кото медленно повернула голову. Пока она не взглянула в сторону, у нее еще были надежды на то, что она ошиблась. Расслышала имя неправильно. Неправильно распознала голос. Может, она прямо сейчас повернет голову и увидит, как за партой, чуть впереди и правее, по диагонали от нее, сидит здоровенный бугай с короткой стрижкой – почему-то именно так выглядела в воображении Котори “противоположность Юсиро”.
Но нет. НО НЕТ.
Как только внимание ее обращается на светловолосую макушку, Ишимура поджимает губы, чуть опускает брови и во взгляде ее начинает чувствоваться боль. Потому что это действительно он. И, начиная с этой точки, добротный план, тот самый, который не вызывал паники, не бросал в дрожь, хотя и был крайне депрессивным, начал рушиться. Пока, правда, не полностью. Только трещинами пошел, ведь для полного разрушения нужно было, чтобы Рёмо посмотрел через левое плечо. Но, видимо, его утро было далеко не самым легким. Так что, сглотнув, еще раз попытавшись себя успокоить, Кото медленно, все еще не сводя взгляда с активного блондина, повернула голову обратно к окну, делая вид, будто смотрит в сторону голубого неба, хотя, в действительности, взгляд ее был прикован к Юсиро.
Будто бы Ишимура ожидала удара. Или выпада. Или еще чего-то похожего. Чего-то, что должно было сломать ее депрессивный план.

+8

45

Самое странное было в том, что она даже не моргнула в ответ. Ариса пристально всматривалась в "девушку" речного ловца драконов так, как будто действительно могла просто упустить момент, когда та красноречиво моргнет, моля о спасении. Этого, конечно же, не произошло, зато ее накрыла внезапно возникшая тень.

Достаточными габаритами для того, чтобы отбросить такую, обладал, кажется, единственный человек на всю Кёю.

- Ого, Гэн, привет! - радостно поприветствовала старого друга Ариса. Приняв поглаживания по голове с необычайно довольным лицом, Ариса проводила его взглядом. Оставалось понадеяться на то, что Ясуши не был совсем уж клиническим тугодумом и сообразил, кто перед ним.

Ариса бы отвлеклась на промелькнувшее в стороне рыжее пятно чьих-то волос (с надеждой на то, что их обладательница - именно та, о ком она думает), но, эээ, девушка нудиста внезапно сменила фокус внимания - да так резко, что Ариса почти физически почувствовала, как неожиданно оказалась под ее пристальным взором.

- Кобаяши Ариса, приятно познакомиться, - не без тени недоумения ответила на приветствие Ариса, приняв протянутую руку. Возможно, она действительно просто искала защиты от харрасящего ее за школой Рёмо, или еще что похуже. Ариса не была уверена, но вот уж от чего отказываться она бы не стала, так это от новых подружек!

И тут в происходящее со всей присущей ему неуместностью и нахальством вернулся Рёмо. Что-то крикнул, и убежал. Как будто кому-то от него что-то надо было.
Ариса устало проводила своего новоиспеченного болезного одноклассника взглядом, впервые всерьез задумавшись над тем, что он может просто нуждаться в хорошем психотерапевте и медикаментозном лечении.
Кто такая "Кодка Нами" Ариса, конечно же, не знала.

Она, кстати, все еще держала Сузумэ за руку.

- Да, конечно, идем! - с улыбкой отозвалась она так, как будто никаких странных возгласов ни от каких странных и придурковатых мальчишек тут не было. Ариса даже забыла о том, что, вообще-то, не знала, как Сейдо устроена изнутри.

Удивительно, но они не заблудились. Класс уже был в оживлении. Самой приятной новостью дня оказалось то, что обладательница длинных рыжих волос - да-да, та самая! - не просто была одной из одноклассниц Арисы, но еще и имела свободную парту позади себя. Со скоростью, близкой к скорости света, Ариса обозначила свои претензии на это место брошенной сумкой, а сама, прицелившись, аки дикая кошка, набросилась на дремлющую Азусу с объятиями.

- WAKE UP, AZUSA! - радостно возвестила Ариса, - Отличные новости: мы с тобой в одном классе! Плохие новости... - взгляд ее скользнул по Рёмо, - ...я расскажу тебе потом. Сузумэ, эй~ - она махнула рукой своей новой знакомой, приглашая ее на соседнее с ней и Азусой место, - Сядешь с нами?

Отредактировано Кобаяши Ариса (2019-10-28 14:22:03)

+4

46

Он был. Находился. Существовал. Ничего необычного, мало предопределяющего. Ху не слишком-то и выделялся, относясь и обращаясь к окружающим его людям как к тем, кого он, по большей части, видел в первый раз. Вежливо и учтиво. Для кого-то слегка подняв брови и виновато улыбнувшись, встретившись взглядом и немного наклонив голову, а для кого-то, потупив взор и чуть отстранившись, смотря сквозь случайного собеседника и проигнорировав возможные странности.

С момента входа на территорию школы из уст Иоши так и не вырвалось ни единого слова. Многие из присутствующих куда-то спешили, у нескольких имелись дела, у всех были схожие страхи. Страх перед неизвестностью, страх перед провалом, страх перед будущим. Последнее, скорее всего, особенно терзало душу юных абитуриентов, если в данной ситуации подобное определение могло быть уместным. При взгляде на окружающих как-то само собой в голове могла заиграть спокойная и расслабляющая музыка полная надежд и мечтаний. Можно было бы даже немного всплакнуть, если ты гордый родитель своего чада или очень впечатлительная особа, что теперь нужно поправить потёкшую тушь, но Иоши лишь ненадолго почувствовал как у него перехватывает дыхание от волнения, что удалось быстро унять.

Убедившись в правильности написания своего имени на доске, он чинно и без происшествий добрался до нужного кабинета, предположительно - своего нового класса.

Отредактировано Иоши (2019-10-28 14:15:37)

+4

47

Начало новой жизни. Прекрасный праздник знаний. Событие, что на долгие годы останется в памяти. Или же ложь, поганая ложь, свисающая с ушей жирными маслянистыми завитками. Акеми точно знала ответ, глядя через тонированное стекло на высящееся впереди здание школы. Они были повсюду, кишели во дворе как поганые муравьи и продолжали, продолжали прибывать каждую минуту. Казалось, вот-вот окна школы треснут изнутри, и поганые людишки начнут выдавливаться с той стороны - настолько много их было. Неужели КАЖДЫЙ из мелких ублюдков привёл с собой десяток провожатых? В школе вовсе не так много учеников, сейчас же, похоже, впереди собрался целый укомплектованный легион.
Ладно, это можно пережить. Акеми подготовилась. Она заранее узнала у родителей, в какой класс надлежит пройти. Хитрый ход, доступный лишь избранным, идеальный вариант, чтобы избежать столкновение со средоточием всего зла. Одной лишь мгновенной мысли об этом месте было достаточно, чтобы пустить по телу волну мурашек. Доска распределения, место, куда могли бы попадать после смерти хаотично-злые люди. Адски жаркое, пропитанное потом пространство, где тебя со всех сторон пихают вопящие бесы, а ты безнадёжно пытаешься отыскать своё имя среди неясных каракулей, расплывающихся далеко впереди. Собрать под ногтями полный комплект иголок и вполовину не так мучительно, как прохождение сквозь этот поток тел.
Но задача Акеми куда проще. Дойти до класса. Плавно, красиво и с достоинством, как полагается идеальной ученице. Она пойдёт одна и вовсе не будет падать в обморок. Это уже не средняя школа, Акеми успела с тех времён получить пару уровней и поднять резисты, так что всё пройдёт гладко и быстро. Это всего лишь маленькое испытание. Ну а потом будет класс, а в классе уже совсем не страшно. 25 человек, считая учителя. 25 - это маленькое число. Это совсем даже не толпа.
Она продолжала пялиться в окно, оттягивая страшный момент, пока водитель не предложил сопроводить до класса. Нет уж, всё должно идти по Плану! Дверь стильной чёрной машины распахнулась, и Акеми сделала шаг навстречу той самой "новой жизни". Скопившиеся во дворе ученики сливались в её глазах в бурлящую живую массу, подобную чудовищному шогготу. Но Акеми была тверда в своём решении. Держась идеально прямо, она уверенно шагала вперёд, прожигая путь своим ужасающим взглядом, подогретым внутренней злобой.
Ничего. Это всё просто с непривычки. Вступительные церемонии всегда давались ей тяжело, но дальше будет легче. Поганое, слишком раннее утро, начинающееся под отвратный скрежет будильника и мельтешащие по школе толпы учеников вскоре станут привычным, знакомым злом, как те невидимые стенки в играх. И всё равно большую часть года это будет не так рано, а людишек окажется не так много.
Удалось. Акеми пересекла двор, прошла в здание, и уже вскоре впереди призывно замаячила табличка, отмечающая самый лучший, элитный и прекрасный класс. Впервые за день тьма внутри слегка отступила, и Акеми ощутила лёгкое касание того радостного волнения, о котором любили талдычить все вокруг. Изобразив улыбку, она прошествовала внутрь, сразу взяв курс к центральной первой парте. Потому что все должны знать, кто в этом классе главный.

+6

48

Начало учебного процесса. Первый день в школе, в которой будут и последующие три года. Прекрасное время, чтобы изменится с времён средней школы и стать чем-то большим, чем "низкая девочка в очках". Если вы кончено, не Рин. Единственно, что её искренни расстраивало, так это невозможность носить любимый белый халат подаренный отцом поверх школьной формы. Возмутительно. Но правила не стоит нарушать и творить что вздумается в месте, что обязано наполнить твою голову новыми знаниями и привнести в жизнь множество чудесных мгновений юности на фоне цветущих деревьев. Или что-то такое было в романтических историях, что она читала. А может этого желала и она сама, в одном из осколков собственного "душевного" сердца. Как бы то ни было, именно сегодня к воротам старшей школы Сейдо подъехала скромная машина грязного синего цвета, за рулём которой была красивая, всё ещё совсем молодая девушка, а на заднем сидении находилась юная Катаяма. Ничего необычного, учитывая, что водитель была скора на желание вновь очутится за рулём машины, а время прибытия на другом транспорте было заметно выше заявленного минимума. Только долгого прощания не было, как и чётких наставлений от матери. Пара движений и вот она уже вне металлической конструкции, и совершив ещё несколько полезных действий, Рин призраком, в основном благодаря своему росту, просачивается мимо других учеников, что заметным преимуществом становится пред обычной стеной для неё. Доска распределения учеников по классам. Утопая в собственном азарте новоиспечённые старшеклассники не замечают мелочи вокруг себя, пытаясь первыми узнать то, что не изменится, узнай они это на пару минут позже. Катаяма подходила к этому с практической стороны, выявляя мелкие трещины между локтями учащихся и аккуратно расшатывая их статичным положением своего тела. Через несколько, так как у неё под рукой не оказалось секундомера, томительных минут, Рин узнала, что зачислена в класс А. Неплохое начало, разрушенное помятым состоянием по выходу из томящихся у доски людей. Стараясь более не попадать под неоднородное давление физического характера, она проследовала в само здание школы, попутно изучив окружение и наметив несколько возможных благоприятных путей возвращения домой, конечно же после окончание уроков. Избежав столкновений на лестнице и в коридоре, к счастью ближайшая дверь в класс была гораздо ближе, чем она рассчитывала, девушка оказалась в месте, в котором ей предстоит строить теории заговора и устраивать научные конференции. Или же просто учится. Место для этого она присмотрела заранее, высчитывая его в голове каждый вечер перед сном. Первый ряд у окна, третья парта по счёту. Идеальное место, чтобы не уснуть на уроке и не показаться совсем желающей их пропускать. Именно так она и сделала, стараясь максимально бесшумно поставить сумку и отодвинув стул, сесть на место.

1-А. Не забываем о установленном порядке занимания мест.

https://i.ibb.co/VpGZQKZ/image.png

+3

49

"А чё я-то? Это вышло случайно, и вообще она такая буйная, что её и за девушку считать нельзя. Сейчас бы в первый день старшей школы из-за девчонок перессориться." - собственно, всё, что Ясуши оставалось, это быть голосом здравого рассудка на всеобщем празднике идиотизма. Дать понять, что даже если какая-то часть его поначалу считала появление кузины даром, в итоге дар обернулся проклятьем. Ещё и длинный нарисовался. Хара не сразу его узнал, но кто ещё мог обладать смутно знакомыми чертами лица и быть с ними всеми одного возраста? И что-то во взгляде его было такое, от чего Ясуши на секунду стало неприятно. Не "не по себе", а именно неприятно, будто вляпался во что-то. Бесцеремонное обращение с волосами Арисы как будто намекало, во что. Проводив длинного таким же пристальным взглядом, Ясуши вернулся к чату и торопливо добавил: "Но ты, Юсиро, всё таки поясни, что это было. Любопытно же!"

Ариса тем временем была уже на расхват. Собрались идти в класс, а к ней прилипла та самая девчонка, за которую ожидались пояснения от Рёмо. Дошли до класса, а уже сама Ариса прилипла к какой-то другой девице. Это вроде как хорошо. Больше друзей для буйной Арисы, больше выходов для буйной энергии, меньше нервотрёпки ему в школе и дома. Может, это наконец поможет им успокоиться после неловкого старта и нормально подружиться? Кто знает. И нужна ли Ясуши эта нормальная дружба? И потом, известно, что когда подобные буйные девчонки обрастают подружками, они становятся ещё более невыносмыми.

Тем временем Ясуши шёл по кабинету, оглядывая тех, с кем ему предстоит провести вместе следующие три года своей жизни. Вот, знаете, это удивительное чувство, когда сам себе кажешься героем аниме, но вовсе не потому, что ты великий маг, бегущий от реальности, а потому, что вроде как поступали в старшую школу, а получилось про то, как в толпе психов ты единственный более-менее нормальный человек. По крайней мере в это хочется верить. Но он же, в конце концов, не шаблонный герой аниме про школьников, правда?

С этими мыслями Ясуши плюхнулся за последний стол у окна.

"Ну чё, пацаны, аниме? В смысле, добро пожаловать в старшую школу!" - отсигналил он друзьям и залип в окно.

Отредактировано Хара Ясуши (2019-10-28 16:45:47)

+4

50

Мягкая улыбка. Не оттолкнули, так приятно было знать, что этот ангел был в порядке, хотя без шишки все же не обойтись. В ответ, Ран так же поклонилась и хотела уже была начать какой-то стандартный разговор, как услышала то, от чего волосы на затылке встали дыбом. «Рёмо!» Пожалуй, сейчас школьница выглядела несколько напуганной и смущенной. Еще бы, вспоминая их «свидание» в средней школе, а тут, какая удача, они снова оказались одноклассниками.
Девушка натянула немного нервную улыбку и махнула рукой неудавшейся любви прошлого. Ох, все было так запутанно, а сейчас ставило Ран в еще более неудобное положение. Она не знала, что испытывает Рёмо к ней сейчас, будут ли вновь те неуютные позы и фразы? Ох, кого она обманывала? Они определенно будут, и не только по отношению к ней, а ко всему классу.
- Прошу прощения… - еще раз поклонившись малышке, которой все же удалось оказать помощь, девушка спешно вернулась на место и закрылась руками, утыкаясь носом в парту. Хотелось взвизгнуть от происходящего. «Почему именно он?!» Что называется – крик души. Рёмо был пускай и неплохим парнем, но до того непредсказуемым и до конца непонятным для Ран, что она просто боялась сейчас даже приближаться к нему. А вдруг что-то учудит и краснеть ей? Ох, он так мог. Хотя, есть и плюс, ведь теперь в школе точно не будет скучно.
Тихий вздох и новые лица помогли немного придти в себя. Все же, сейчас она не наедине с ним, а значит, отчасти под защитой. Верно?.. Нервная усмешка и взгляд перешел на плюшевого тюленя. Похоже, Сугимото искала в бедной игрушке какого-то спасения, поэтому крепко обняв его, зажмурилась. Ох, как глупо она сейчас смотрится, наверное. Словно младшеклассница.
Выдох. Кажется, год и правда будет незабываемым. Одноклассники были веселыми, пускай каждый уже нашел себе друга или компанию, с которой велись оживленные разговоры, но  ранее пустующем кабинете наконец-то ощущалась жизнь. От этого на душе потеплело и даже Рёмо захотелось обнять, все же, не чужой человек – одноклассник, но пожалуй, время подходило к тому моменту, когда классный руководитель должен появиться и рассказать о том, что ждет в этом году, да и просто познакомиться. Интересно, каким человеком был их учитель? Наверняка хорошим, как и все дети, что заполнили аудиторию. Да, Ран определенно пришлась по вкусу эта суета первого дня, которая в будущем превратиться в разговоры во время обеда и на переменах, а дальше, возможно, в крепкую дружбу. Ей хотелось надеться, что и у нее – такой трусихи, появиться хорошие школьные друзья. Однако, главный сюрприз ожидал впереди…

+2


Вы здесь » Старшая школа «Сейдо» » Настоящее время: апрель » [✓][Q] 01.04.2019 г. — «Церемония поступления»